БЕЛАРУССКАЯ ЭНТРОПИЯ: ТАК ЖЕ НЕОБРАТИМО, КАК ТЯЖЕЛО ЗАСУНУТЬ ОБРАТНО В ТЮБИК ЗУБНУЮ ПАСТУ

ЭНТРОПИ́Я -и; ж. [от греч. en – в, на и tropos – поворот, направление]

1. Физ. Одна из величин, характеризующих тепловое состояние тела или системы тел; мера внутренней неупорядоченности системы.

2. Спец. Мера неопределённости какого л. опыта, который может иметь разные исходы1.

«Зато у Вас в Белоруссии – порядок!»

«Минск – чистый город!»

«Чистота и порядок – вопрос номер один»

«Мы, конечно, стараемся поддерживать имидж нашей страны. Как вы говорите, чистота, аккуратность, спокойствие и так далее».

«Что вам надоело в Беларуси? Порядок и чистота в вашей стране?»2

Да! Потому что даже по законам физики в изолированной системе энтропия не уменьшается, любая замкнутая система стремится к беспорядку.

Да! Потому что беларусская чистота основана на зачистке и стремится к стерильности. А стерильность – это бесплодие и отсутствие микроорганизмов.

Да! Потому что беларусский порядок и стабильность основаны на консервации. А консервация – это сохранение от порчи / гниения / разрушения, приостановление развития, деятельности чего-либо, а не восстановление / поддержание жизни / обновление.

***

В 2020 году в определенном смысле изолированная и замкнутая беларусская система, основанная на режиме длительностью в четверть века, дала серьезный сбой, нарушив свой же порядок и пресловутую стабильность. И в первую очередь это проявилось правительственной политикой на фоне пандемии COVID-19. Отрицание реальной угрозы, сравнение ситуации с «психозом», циничные шутки и высказывания о профилактике и лечении, отказ от введения карантинных мер, преуменьшение проблемы и ложная статистика, оскорбления и обвинения в адрес заболевших и умерших – все эти баги внесли беспорядок в систему. Даже самые упорядоченные частицы осознали, что система больше не обеспечивает их здоровое существование, не сохраняет жизнь хотя бы на уровне консервации. И энтропия начала расти. Со стороны режима – уничижительная и низкосортная критика, давление на кандидатов и репрессии, откровенная фальсификация выборов, насилие силовиков при подавлении протестов, массовые и самые разнообразные наказания за инакомыслие и проявление гражданской позиции, сопровождающиеся нарушением закона, постоянным лжесвидетельством, что в сумме уже повсеместно называется геноцидом своего же народа. В свою очередь, несогласное, протестующее общество также увеличивало меру хаоса и нестабильности системы, раскачивало режим все сильнее, активнее, масштабнее. Если в мае–июле это были довольно упорядоченные действия активистов и волонтеров, занимающихся предвыборными кампаниями, сбором подписей, многочисленными жалобами о нарушениях, попытками стать независимыми наблюдателями, то с 9 августа началось буквально броуновское движение: активно меняющий формы, методы и направления протест, в котором участвуют тысячи частиц и тем самым задают движение более крупных сегментов.

***

Из философской поэмы Лукреция «О природе вещей»:

Вот посмотри: всякий раз, когда солнечный свет проникает
В наши жилища и мрак прорезает своими лучами,
Множество маленьких тел в пустоте, ты увидишь, мелькая,
Мечутся взад и вперёд в лучистом сиянии света;
Будто бы в вечной борьбе они бьются в сраженьях и битвах,
В схватки бросаются вдруг по отрядам, не зная покоя,
Или сходясь, или врозь беспрерывно опять разлетаясь.
Можешь из этого ты уяснить себе, как неустанно
Первоначала вещей в пустоте необъятной мятутся.
Так о великих вещах помогают составить понятье
Малые вещи, пути намечая для их постиженья.
Кроме того, потому обратить тебе надо вниманье
На суматоху в телах, мелькающих в солнечном свете,
Что из неё познаёшь ты материи также движенья,
Происходящие в ней потаённо и скрыто от взора.
Ибо увидишь ты там, как много пылинок меняют
Путь свой от скрытых толчков и опять отлетают обратно,
Всюду туда и сюда разбегаясь во всех направленьях,
Знай же: идёт от начал всеобщее это блужданье.
Первоначала вещей сначала движутся сами,
Следом за ними тела из малейшего их сочетанья,
Близкие, как бы сказать, по силам к началам первичным,
Скрыто от них получая толчки, начинают стремиться,
Сами к движенью затем понуждая тела покрупнее.
Так, исходя от начал, движение мало-помалу
Наших касается чувств, и становится видимым также
Нам и в пылинках оно, что движутся в солнечном свете,
Хоть незаметны толчки, от которых оно происходит3.

Надя Саяпина. Цифровая инверсия оригинального рисунка одиночной камеры, сделанного Надей по памяти.

***

«Мы не знали друг друга до этого лета» – фраза из песни, ставшая одной из часто цитируемых среди беларусов в самых разных местах: от дворов, акций и маршей до тюремных камер. Ее популярность свидетельствует не только о растущей солидарности, но и о том, что если ранее большая часть общества действительно не заявляла о своих гражданских правах и интересах, то 2020 год стал настоящим пунктом, делящим историю и жизни многих людей на «до» и «после».

Моя личная история – это простой и, увы, ставший распространенным пример режимных репрессий, характеризуемый слоганом «не сидел – не беларус». Я была осуждена на 15 суток за участие в несанкционированном мероприятии (статья 23.34 КоАП РБ), коим являлась художественная акция против насилия, проходившая возле Дворца искусства в Минске 15 августа. В тюрьме я познакомилась с арестованными женщинами разных возрастов, характеров, занятий и интересов, форм и степени проявления своей гражданской позиции. Нас переводили из камеры в камеру, из одного изолятора в другой, из Минска в Жодино. Но везде мы не просто знакомились и делили жесткий быт и условия, но и становились настоящими сестрами – заботливыми, поддерживающими, понимающими.

Еще будучи в тюрьме, я догадывалась, что этот опыт тоже является разделительной чертой. Поэтому спустя время после освобождения каждой из нас я попросила моих новых подруг поразмышлять и рассказать свои ощущения. Их «до и после» во многом похожи, в чем-то различны, но еще раз подчеркивают эту растущую беларусскую энтропию.

Надя Саяпина. Портреты сокамерниц, сделанные во время ареста.

***

Стиль авторок сохранен.

– 26 лет была в летаргическом сне, понимая тщетность всяческих попыток каких либо телодвижений против установившегося режима. Но во время коронавируса поняла, что людям, стоящим у власти, абсолютно наплевать на мое здоровье. На здоровье моей семьи. Здоровье моих друзей.

Далее последовала предвыборная кампания, которая буквально выдавила меня с дивана. Возмутил цинизм и хамство людей, захвативших власть.

Я вышла на улицу, понимая опасность своей жизни и свободе. Но терпеть больше не могла.

Естественно, псы режима не простили мне моего инакомыслия. Поймали, осудили (своим судом), посадили в тюрьму.

В тюрьме я договорилась со своим телом, сознанием, что так надо. Надо не обращать внимания на унижения, лишения. Я предполагала, что подвергнусь подобным испытаниям, и была готова к ним. Даже получала удовольствие от общения с девочками, разделившими со мной камеру.

Но выйдя на свежий воздух (не могу сказать “на свободу”, т.к. свободы в моей прекрасной стране нет), осознала весь ужас, который произошел со мной. Мне стало страшно. Страшно за себя. Страшно за своих близких. Страшно за людей, которые вышли вместе со мной. Мы беззащитны перед подлостью, перед наглостью, перед враньем и лицемерием власти..

Надя Саяпина. Коллаж из нескольких портретов.

***

– По поводу будущего Беларуси у меня прогнозы только положительные, вопрос только в том, когда это будущее настанет. В самом начале протестов я верила в победу в течение нескольких недель, сейчас понятно, что процесс затянулся, но всё же идёт в правильном направлении и обязательно будет успешным. Белорусы стали другими людьми, узнали, какими родными друг для друга они могут быть.

Есть только одна вещь, которая изменилась после того, как я отсидела. Я вышла и почувствовала: “а тут ведь точно такая же тюрьма”. И это чувство сохраняется. Но при этом я знаю наверняка, что мы победим и что люди, которые не дают нам свободно и счастливо жить в нашей родной стране, будут наказаны. Моя мечта – превратить шутки про “страну для жизни ” в реальность. Я мечтаю о свободе, независимости, культурном и экономическом росте Беларуси, демократии и хорошем образовании. У нас есть всё для того, чтобы это сделать. А среди этого “всего” на первом месте – любовь. Друг к другу и к Беларуси, что, в общем-то, стало теперь одним и тем же!

***

Я не могу сказать, что я плохо жила те же полгода назад. Я работала на хорошей работе, зарабатывала хорошие деньги. Но эти деньги платил мне “дядя Джон” из Америки. А президент с телевизоров заявлял, что мы яйцеголовые.

В какой-то момент понимаешь, что деньги совсем не главное в жизни. И мы попали в такую ситуацию совсем не ради и не из-за денег.

Мы шли за свои права, за свой голос, за людей, которые вокруг нас живут, за своими принципами, за своими друзьями и родными. Мы не хотим, чтобы нас постоянно оскорблял “глава” государства. Мы не хотим, чтобы нас сравнивали со скотом. Мы не хотим, чтобы нас били, унижали, увольняли и убивали за инакомыслие. Я хочу, чтобы голоса народа были услышаны, чтобы народ мог сам выбрать своего представителя. И чтобы этот представитель считался с людьми, которые его наняли.

Попав в изолятор и отбыв там свой срок, я увидела картину, которая меня поразила еще больше. Я не увидела ни одну девушку-“быдло”. Все были воспитанные, мы сортировали мусор в камере, мы пели песни, мы много говорили. Там находились исключительно те девушки, которые сознательны, умны, любезны и честны. Мне кажется, что такое общество заслуживает уважение к себе. Наши люди показали, что мы умеем объединяться и помогать друг другу. Я верю, что у Беларуси колоссальные перспективы с такими людьми.

И если до задержания и заточения мне было очень страшно, то после – внутри меня появилось больше веры.. Там, находясь в камере, абсолютно беззащитные, мы были гораздо сильнее, тех, кто нас заточил и охранял. Внутри нас жила свобода, вера и любовь. И я верю, что с такими людьми Беларусь станет если не богатой финансово, то как минимум богатой духом, а в таком случае наша нация станет гораздо счастливее.

И можно долго рассуждать о будущем, но самое главное, что я приобрела для себя лично – гордость. Гордость, что я белоруска, гордость за свою страну. Я никогда раньше не гордилась этим, скорее с небольшим расстройством объясняла за границей, что это за страна такая. А теперь я уверена, что в будущем каждый белорус будет гордиться своей страной и тем, что он гражданин Беларуси, и весь мир увидит, что это страна с невероятными и светлыми людьми.

Надя Саяпина. Портреты сокамерниц, сделанные во время ареста.

***

– У Беларуси все будет хорошо. Раньше я об этом не думала, думала, что будет усё стабильна. Сейчас вижу, какие люди здесь, какие у них взгляды, цели и желания. Это вдохновляет. Я о них знала – такими всегда были мои друзья, люди, с которыми я работала, с кем делали проекты. Но мне казалось, что их меньше. Что это некая “локальная тусовка”. А настоящие белорусы – это та самая “чарка i шкварка”, скандальные очереди в поликлинику, уничижительное отношение в школах, недовольные уставшие глаза (хочется еще утрировать про “ненависть ко всему живому”, но это уже перебор, наверное). Как будто они есть, они заметны, а ты где-то отдельно, в своем мире.

“Мы жывем адначасова ý двух гарадах, падваенне асобы зрывае нам дах” ( из песни “Miensk i Minsk” группы “N.R.M.”)

Потом оказалось, что это хитро созданная иллюзия. Они просто и правда более заметны. У них было больше власти, их больше в СМИ и обязательных учреждениях.

Острее я поняла это после тюрьмы. Пока были там, обсуждали, что такая система и такие условия не должны существовать ни для кого. Ни для нас, ни для реальных преступников. Тюрьма должна быть местом реабилитации, а не усугубления.

После выхода я была в мед.центре на обследовании. Они бесплатно оказывают помощь пострадавшим в репрессиях. В здании хороший ремонт, оборудование и заботливый персонал. Все нормально, все как надо. И вдруг вспомнила поликлинику, в которую с детства ходила. Про обшарпанные стены, грязные туалеты, грубость и очереди. Среди этого мы росли. В серых школах с учителями, ненавидящими тебя и работу. В серых университетах, куда приходят “для галочки” и студенты, и преподаватели. В серых больницах, роддомах, исполкомах и где-то там еще. Нас окружили одинаковыми гос.структурами с уродливыми плакатами, тупыми речевками, безвкусицей и шаблонностью. Оно стало фоном, которого даже не замечаешь, но который так или иначе влияет. И чувствуешь себя изгоем в этом именно ты. Неважно, где работаешь и что делаешь – рабочий, ученик, студент, медик, маркетолог, учитель, предприниматель – ты тут чуть-чуть чужой, если у тебя есть мозги и чувство вкуса. Ты понимал это на подкорке. А сейчас, вдруг это вышло наружу.

Оказывается, это мы – норма. Не государственные шаблоны, а мы. Мы большинство, мы белорусы, мы народ. У нас есть душа, интеллект, амбиции и желания. Мы ответственны за свою жизнь и свое будущее. Мы готовы к изменениям, готовы ими управлять и вкладываться в улучшения. Мы хотим реализовываться и реализовывать. Жить хотим, свободы хотим. И доверять теперь хотим. Потому что оказалось, что есть кому доверять.

***

Почему лично я сравниваю текущий беларусский контекст с энтропией? Потому что вижу растущую хаотичность, бессистемность в действиях обеих сторон: и режима, и его противников. Как в подавлении и наказании со стороны государственных структур все больше отсутствует законность, логика, стратегия, так же и протест становится все более неожиданным, неуправляемым и разноформатным. Чем жестче и страшнее кара, последствия, чем больше устрашения, тем смелее, активнее и масштабнее реакция, чем больше репрессий в адрес представителей культуры и искусства, тем больше креатива возникает у других, чем больше людей вынужденно покидают страну, тем больше в ней становится активных граждан. Вместе с тем я вижу, что, несмотря на сильную веру, целеустремленность и борьбу, объединенность людей и солидарность, режим и его силовая опора не слабеет, но больше распускается в свободе своего бандитизма и жестокости, что активные и высокообразованные пострадавшие люди вынуждены эмигрировать, проходить реабилитацию; борющиеся также устали от ситуации, психологически и физически нестабильны, теряют места и возможности работы и учебы, различные институции закрываются или полностью реорганизовываются по функциям и составу. Все это говорит о том, что порядок этой замкнутой беларусской системы продолжает стремительно уменьшаться, а энтропия, как и свойственно Вселенной, – увеличивается. И все это так же необратимо, как тяжело засунуть обратно в тюбик зубную пасту. А значит, единственное, что можно предполагать, это то, что хаос будет расти и стремиться к своему разрушительному пределу. Когда и как он произойдет, никому неизвестно. Но именно это обеспечивает нашу эволюцию.

Надя Саяпина. Иллюстрация, смешанная техника.

Создатель теории информации Клод Шеннон, работая с концепцией информационной энтропии, пояснял историю термина следующим образом:

Меня больше всего беспокоило, как назвать эту величину. Я думал назвать ее “информацией”, но это слово слишком перегружено, поэтому я решил остановиться на “неопределенности”. Когда я обсуждал все это с Джоном фон Нейманом, тот предложил лучшую идею. Фон Нейман сказал мне: “Вам следует назвать ее энтропией по двум причинам. Во-первых, ваша функция неопределенности использовалась в статистической механике под этим названием, так что у нее уже есть имя. Во-вторых, и это важнее, никто не знает, что же такое эта энтропия на самом деле, поэтому в споре преимущество всегда будет на вашей стороне4.

Вот почему происходящее сегодня в стране мне хочется назвать «беларусской энтропией»: несмотря на некоторую логику процесса, опыт других стран, профессиональное и любительское, внутреннее и внешнее прогнозирование, неопределенность высока, исход остается неизвестным, как и будущее Вселенной, стремящейся к хаосу. Главное здесь, отмеченное абсолютным большинством, что процесс запущен, искусственно поддерживаемое равновесие и упорядоченность нарушены, а значит, мы действительно очнулись, ожили и растем вместе с этой энтропией.

30 октября 2020 г.


  1. Большой толковый словарь русского языка / Сост., гл. ред. С. А. Кузнецов. – 1-е изд-е: СПб.: Норинт, 1998. Режим доступа: http://gramota.ru/

  2. Публичные высказывания официальных беларусских политиков, смешанные с примерами конвенционального мышления, присущего сторонникам Лукашенко [ред.].

  3. Лукреций, Т. К. О природе вещей. Т. 1. / Редакция латинского текста и перевод Ф.А. Петровского – Издательство Академии Наук СССР, 1946. – С.

  4. Tribus, Myron, and Edward C. McIrvine. “ENERGY AND INFORMATION.” Scientific American, vol. 225, no. 3, 1971, p. 180

ПРИЕМ ЗАЯВОК НА УЧАСТИЕ В АРТ-РЕЗИДЕНЦИИ – 2021

RESIDENCY SESSION: FEBRUARY-MARCH, 2021, GOTHENBURG, SWEDEN

DEADLINE: November 20, 2020 | 11:59pm/ 23:59 (Minsk time)

The Call for applications for a 2-months residency program for Belarusian artists is announced by the STATUS project. The STATUS project was launched in 2018 as an exchange between Belarusian and Swedish artists, cultural workers and organizations with the aim to observe and analyze the role of artists in changing society. It is coordinated by Konstepidemin in Gothenburg and gallery KX in Brest and funded by the Swedish Institute

RESIDENCY PROGRAM

The residency program is a part of the STATUS project 2021-2022 and focuses on the areas:

  • Self-organization
  • Freedom of expression
  • Equality
  • LGBTQ
  • Heritagization (Heritage making)
  • Climate crisis

Experience and interest in working in these areas mentioned above will be prioritized, though other fields of interest can be considered as well. 

Participants in the residency program will have an opportunity to meet with other artists-in-residence from Belarus, collaborate with Swedish artists interested in the same field (residency companions), and share their work in different ways – publishing or blogging on the project’s platform statusproject.net, participating in public talks and presentations in Sweden and Belarus, and in the Second Congress of Belarusian Cultural Workers in 2022 in Minsk. 

CONDITIONS AND FACILITIES

The residency offers artists-in-residence accommodation, a stipend covering living costs, working space, technical guidance, access to organizing public talks and events, and an established network of professional contacts. 

WHO MAY APPLY FOR RESIDENCY

  • Artists with documented work shown, performed, or published during the last 5 years.  
  • Curators and art managers connected to art organizations and art communities with experience of working with the next fields of interest: Self-organisation, Freedom of Expression, Equality, LGBTQ, Heritagization (Heritage making), Climate crisis.

Applicants should be living and working in Belarus or had to leave Belarus lately because of political persecution. We introduce this limitation as one of the residencies aims is to support Belarus-based artists in difficult conditions of ongoing repressions. 

Taking into consideration the need to communicate with the Swedish artistic community, basic knowledge of English is required. 

HOW TO APPLY

Please, fill in the application form by the link until November 20, 2020. 

The organizers will ensure secure communication and privacy of the provided information.

If you have any questions, please, contact us via email status.project.by@gmail.com

All applicants will be informed about the selection results via email on November 30, 2020.

ADMISSION 

A selection committee of the project team and partner representatives will consider applications by the content of the portfolio and experience and interest of working in the areas of the project’s focus. The long list of selected applications will be sent to a reference group of future collaborators. After feedback from the reference group, the selection committee will make the final choice. If necessary, video calls will be organized. Also, the project will ensure representation balance.

The Selection Committee will be represented by STATUS project leaders – Mona Wallström, Denis Romanovski, and Inga Lindarenka, STATUS online platform Commissioning Editor – Vera Kavaleuskaya, gallery KX art director – Lizaveta Mikhalchuk, ‘The Collective Brain’ network representatives.

Due to COVID-19 restrictions, the dates of the residency can be changed.

PROJECT BACKGROUND

STATUS is a collective research project (launched in 2018) that brings together artists and cultural workers with a common goal to analyze the conditions of artistic practice and give visibility to the people who conduct it in today’s world. Moreover, it encourages them to see their political potential in initiating change. The STATUS project has been created by the joint coordination of Swedish and Belarusian partners: Konstepidemin in Gothenburg and gallery KX in Brest with main support from the Swedish Institute. 

The STATUS  has its online platform that makes produced knowledge visible and available to the broader public and professionals. The content of the platform is a collection of contributions that have been created in the process of the STATUS project within the artistic research groups Hidden Life, Heritagization, and (non)work, and commissioned texts by other authors from various relevant fields. 

In the frames of the project, a range of exhibitions, workshops, public talks, artistic camps were organized in Belarus and Sweden, including the Congress-performance of cultural workers hosted in Minsk. Also, the publication ‘Artistic Positions in Changing Society. Observations from Belarus and Sweden’ that contains texts and artworks documentation in terms of STATUS project was published.

АДКРЫТЫ ЛІСТ МІЖНАРОДНАЙ МАСТАЦКАЙ СУПОЛЬНАСЦІ Ў СУВЯЗІ З ЗАТРЫМАННЕМ МАСТАЧКІ НАДЗЕІ САЯПІНАЙ І ІНШЫХ РАБОТНІКАЎ І РАБОТНІЦ КУЛЬТУРЫ

Надзея Саяпіна зараз на волі і ў бяспецы, але многія работнікі культуры – як і сотні іншых грамадзян Рэспублікі Беларусь – застаюцца ў турэмных камерах альбо трапяць туды ў будучыні. Каб яшчэ раз выказаць сваю салідарнасць і падтрымку, мы публікуем гэты адкрыты ліст з доўгім спісам подпісаў і падзячным відэазваротам Надзеі.

***

Мы, Міжнародная мастацкая супольнасць, звяртаемся да шырокай грамадскасці і дзяржаўных органаў Рэспублікі Беларусь, каб прыцягнуць увагу да таго, што адбываецца пераслед работнікаў і работніц культуры Беларусі, а таксама выступаем супраць гвалту, учыненага над мірнымі грамадзянамі.

Мы лічым, што адміністрацыйны арышт мастачкі Надзеі Саяпінай, таксама іншых работнікаў і работніц культуры, з’яўляецца пераследам за рэалізацыю свайго канстытуцыйнага права на выказванне грамадзянскай і прафесійнай пазіцыі ў Беларусі.

Мы лічым недапушчальным парушэнне свабоды самавыяўлення, палітычных правоў на ўдзел у мірных грамадзянскіх мерапрыемствах і мастацкіх акцыях, неправамернае затрыманне і суд, які праходзіў са шматлікімі парушэннямі заканадаўства.

Беларускія работнікі і работніцы культуры, а таксама іншыя мірныя грамадзяне Беларусі не адчуваюць сябе ў бяспецы.

Арышт Надзеі Саяпінай з’яўляецца адным са шматлікіх фактаў дзяржаўнага і міліцэйскага гвалту, які адбываецца ў Рэспубліцы Беларусь з моманту выбараў Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь 9 жніўня 2020 года. Гэты гвалт разгортваецца на ўсіх узроўнях грамадства і выкарыстоўваецца супраць прадстаўнікоў розных прафесійных груп і супольнасцяў – рабочых, студэнтаў, лекараў, работнікаў IT, журналістаў, членаў грамадзянскай супольнасці і многіх іншых.

Надзея Саяпіна, мастачка і актывістка, была затрыманая 7 верасня 2020 года. Пазней супрацоўнікі праваахоўных органаў, скарыстаўшыся яе ключамі і без яе ведама, незаконна правялі ператрус кватэры. У выніку былі канфіскаваныя роўтэр і некалькі вінчэстараў.

Суд над Надзеяй праходзіў з мноствам грубых парушэнняў, пачынаючы з таго, што да Надзеі не дапусцілі адвакатку, чым парушылі яе права на абарону, заканчваючы тым, што ў аснову доказу віны Надзеі ляглі ілжывыя паказанні сведкі, які блытаўся ў сваіх паказаннях. За ўдзел у перформансе 15 жніўня 2020 года ля Палаца мастацтваў, дзе мастакі і мастачкі стаялі з партрэтамі пацярпелых падчас пратэстаў 9-11 жніўня 2020 года, што былі жорстка падушаныя ўладамі, ёй прысудзілі 15 дзён адміністрацыйнага арышту паводле ч. 1 арт. 23. 34 Кодэкса аб адміністрацыйных правапарушэннях (удзел у несанкцыянаваным масавым мерапрыемстве).

У ліпені 2020 года Надзея Саяпіна арганізавала перформанс “Здабытак“, прысвечаны канфіскаваным карцінам з карпаратыўнай калекцыі “Белгазпрамбанка” у рамках узбуджанай крымінальнай справы ў дачыненні да старшыні праўлення банка і прэтэндэнта на пазiцiю кандыдата ў Прэзідэнты Віктара Бабарыка. Падчас перфомансу дзеячы і дзяячкі культуры і мастацтва прымацавалі да сваіх спінаў рэпрадукцыі работ, раней канфіскаваных з калекцыі, і на працягу некалькіх гадзін стаялі насупраць QR-кодаў, размешчаных на сценах.

Мы, работнікі і работніцы культуры, хто нiжэй падпiсалiся, патрабуем:

– Спыніць пераслед работнікаў і работніц культуры за мастацкія выказванні і грамадзянскую пазіцыю;
-Спыніць гвалт у дачыненні да мірных грамадзян, вызваліць усіх затрыманых падчас мірных акцый з 9 жніўня 2020 года і палітычных зняволеных;
– Расследаваць факты парушэнняў пры правядзенні затрыманняў і судовых працэсаў, факты гвалту, катаванняў і згвалтаванняў;
– Правесці новыя свабодныя выбары Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь.

Да моманту публікацыі тэксту ліст падпісалі 724 чалавекі:

Локтионова Анна / Кураторка, арт-менеджерка; Бредова Анна Сергеевна / Кураторка квир-фестиваля DOTYK; Булдык Евгений / Начальник управления ВЭД; Дарья Чурко / Юристка фем.организации.; Роман Аксёнов / художник; Огорелышева Елена / Исследовательница; Алексей Борисенок / Куратор современного искусства, исследователь; Юрий Кручак / художник, куратор; Комаровский Артур / Поэт, перформер; Станислав Турина / Художник, куратор мастерской ательенормально; Елена Гиль / Художница; Ашот Даниелян / Музыкант, поэт; Olga Mzhelskaya / art-manager; Юлия Мицкевич / Неформальное образование; Armenak Grigoryan / Artist and Curator; Голубко Александра / Безработная; Ольга Шпарага / Olga Shparaga / Philosopher, ECLAB; Аттила Гажлински / художник; Маргарита Журунова / Искусство; Войтенко Богдана / Психолог, педагог; Ирина Зданевич / Дизайнер интерфейсов; Oksana Kapishnikova / Curator; Дарья Кухаревич / Кассир; Ольга Шалесная / Магистрант филфака БГУ; Новикова Ольга / Дизайнер; Ольга Сидорушкина / кураторка (Украина); Варвара Сон / Художник; Елена Гиль / Художница; Qafar Rzayev / Visual Artist; Yulia Kostereva / artist; Дарья Русецкая / литературоведение/преподаватель вуза; Качура Ольга / Фотограф; Карина Баратова / Видео; Игорь Стахиевич / Художник; Гусакова Светлана / дизайнер; Linnik Rom / Artist; Михаил Гулин / Художник; Hanna Paniutsich/Ганна Панюціч / Artist/мастачка; Анна Палей / Координатор культурных и социальных региональных проектов; Таня Арцімовіч / Культурная работніца; Ольга Масловская / Художница, кураторка; Ася Цисар / Кураторка; Никита Песков / Фотограф; Антон Леўчанка / Музыкант-кларнэтыст; Жанна Гладко / художница; Иван Горностаев / Программист/Музыкант; Наталья Ланевская / Маркетолог; Павел Няхаеў (Pavel Niakhayeu) / Музыка, даследчык, выкладчык ЕГУ (Musician, researcher, lecturer at EHU); Савицкая Ирина / Фотограф, художник; Журавская Вероника / Педагогика; Диана Приходовская / художник; Ольга Сухоницкая / Худодник-педагог; Марина Собовска / Художник; Olga Agafonova / Singer; Эвелина Домнич / художница; Владимир Парфенок / Фотограф, куратор выставочных проектов, член ICOM; Березина Дарья / Художник векторной графики; Антонина Стебур / Куратор, исследовательница; Максим Строцкий / Художник; Никита Орлов / Музыкант; Цыганкова Вероника / Свободный художник; Юлия Гришаева / Инженер; Настасья Кораблина / Актриса BFT; Артем Климович / Музыкант; Илья Сергиеня / Художник-реставратор; Стасевич Александр / Студия татуировки; Надежда Немченко / дизайнер; Багдан Хмяльніцкі / актор, даследчык; Susan Katz / Art Manager; Ева Фальтер / Художница, дизайнерка; Андрей Мамай / Видеоинженер; Анна Адаменко / Инженер-проектировщик; Tsolak Topchyan / Artist; Ермолович / Юриспруденция; Александра Кононченко / Фотография; Бурвель Даша / Иллюстратор; Аляксей Талстоў / Мастак, пісьменьнік; Лёха Чыканас / Драматург; Лизавета Михальчук / Искусствоведка, кураторка; Лизавета Михальчук / Искусствоведка, кураторка; Оспанова Айгерим / Художница; Владислав Страковский / Музыкант; Надежда Илькевич / Продюсер и менеджер культурных проектов; Бурнашев Глеб / Фотограф; Nadia Plungian / Art historian, curator (Russia); Перасецкая – Малаковіч Іна / Музыка, спявачка, кампазітар, выкладчык спеваў; Елена Огорелышева / Исследователтница; Сергей Шабохин / Художник, куратор, редактор kalektar.org; Дина Жук / художница; Антон Мех / Режиссер; Юлия Мельничук / Хореографическое искусство/ Режиссёр-хореограф, педагог.; Татьяна Капитонова / ИП по рекламной деятельности; Вероника Ивашкевич / Художник; Лохманенко Полина / Креатор-копирайтер; Стежко Мария / СММ-специалистка; Диана Шарапова / художник; Виолетта Кудрицкая / Event-менеджер; Павло Ковач / Художник, куратор.; Марина Забегайлова / Художник, фотограф; Елена Фанайлова / журналист, литератор; Даниил Галкин / Художник; Liudmila Shemrakova / музейный работник, театровед; Aleksander Savchuk / Actor, director; Ольга Кириллова / Музыкант, фотограф; Nora halfayan / Art; Сухаверхава Яўгенія / Мастак графік; Екатерина / Художник; Andrey Anro / Artist; Василиса Полянина / Vasilisa Palianina / Художница / Artist; Мартиновская / Дизайнер; Юлия / Юрист; Людмила Смальцер / керамистка; Эмма Островская / Портной; Евгений Стрелков / художник; Анна Катикова / Ремесленник; Anna Harsanyi / curator, educator; Кабариха Анжелика / Дизайн; Павел Кас / Стрит арт художник; lucine talalyan / artist; Роман Осминкин / работник искусства; Susanna Gyulamiryan / curator/art critic; Яна Царук / Инженерка, художница; Даниил Галкин / Художник; Елена Герчук / Художник; Anna Karpenko / Curator; Татьяна Беликова / Банковский служащий, г.Москва, Россия; Denis Romanovski / Artist; Анастасия Булак / Акварелистка; Галина Рымбу (Львов) / Поэтесса, переводчица, кураторка, редакторка журнала “Ф-письмо” и медиа “ГРЁЗА”; Людмила Кацыгин / Керамика; Сергей Белоокий | Sergei Belaoki / Художник | Artist; Сахарук Елена / Флорист; Художник-декоратор; Зовская Ольга / художница; Анастасия Матчанка / Женское лидерство; Timur Bernstein / Musician; Aliaksandra Bernstein / Ceramist; Муратбек Джумалиев / художник; Oksana Karpovets / Research Fellow in Zimmerli Art Museum, New Jersey, USA; Матвей МокиМинский / Ремонтник; Marhulets Anton / artist; Дина Леонова / Художница, дизайнерка, архитекторша; Ольга Надольская / Культурный менеджер; Ruslan Vashkevich / artist; Vadzim Melnikau / Poet; Юрий Альберт / Художник; Роман Тябут / Музыкант; Юлия Дешпетко / искусствовед; Анно Комаров / фотограф, переводчик; vladimir us / curator; Екатерина Табакина / Финансы; Ілля Яковенко | Illia Yakovenko / художник | artist; Лукка Мария / Театральный художник; Янушевская Вера / член союза народных художников, мастер и ремесленник, художница; Федор Успенский / Ученый; Maryna Arabei / MS student; Hanna Anufriieva / art / painting; Максим Финогеев / Фотограф; Павел Антипов / Писатель; София Садовская / Искусствовед; Анна Левина / Художник-модельер; Алена Протасевич / Alena Pratasevich / Куратор, научный сотрудник Мемориального музея-мастерской Заира Азгура; Volha Salakheyeva / Art, Media and Communication manager, independant researcher and artist; Светлана Бень / Режиссёр; Юры Сальнікаў / Рамеснік, майстар народнай творчасці; Владимир Парфенок / Фотограф, куратор выставочных проектов, член ICOM; Браим Дмитрий / IT; Аляксандра Дубіна / Вышывальшчыца, псіхолаг; Павел Войницкий / художник, куратор, педагог; Anastasia Kostiv / Artist; вашкевич оля / Торговля; Анна Соколова / художник; Ильина Елена Викторовна / художница, галеристка, Берлин; Оксана Гайко / Театральный режиссер, актриса; Анна Загородникова / PR и коммуникации в сфере культуры; Aleksandra Zińczuk / an activist, an editor; Антон Барысенка / Сацыёлаг; Василий Бурдин / дизайнер, художник; Таццяна Вадалажская / сацыёлаг; Ольга Подгайская / Композитор; Ольга Сосновская / художница, Венская Академия искусств; Ганна / Художник ілістратор; Anfisa Makarova / Photographer, visual artist; Альберт Литвин / Музыкант, промоутер; Kanstantsin / Yaskou; Петро Павлик / Художник; Хачатуров Сергей Валерьевич доцент / Историк искусства; Елена Ищенко / современное искусство, кураторка; Елена Рабкина | Elena Rabkina / Создание контента | Content Making; Иван Стрельцов / Главный редактор Spectate, критик; Олійник Єлизавета / Докторантура в университете Зальцбурга и Моцартеум; Анастасия Вепрева / Художник; Marina Naprushkina / Artist; Victor Rubanskiy / artist; Matthieu Levet / Artist & musician; Olga Borysenko / Artist; Маша Святогор / Masha Svyatogor / Художница / Visual artist; Andrei Dureika / artist; Мария Котлячкова / Куратор; Ксения / Шталенкова | Kseniya / Shtalenkova / Писатель | Writer; Артём Гринцевич / декоратор/фотограф; Katsiaryna Smuraha / Photographer; Waldemar Tatarczuk / Director of Galeria Labirynt in Lublin/ Poland; Татьяна Килимбет / PR-менеджер; Мороз Валентина / Режиссёра, театральный педагог; Alisa Oleva / artist; Вика Рыскина / Кураторка; Vera Zalutskaya / Contemporary art; Андрей Чепелевич / Инженер; Marina Korikov / Interprète; Канстанцін Чыкалаў / Kanstantsin Chykalau / Охрана природы / Protection nature; Полина Фенько / Искусствоведка, танц-художница; Emma Fuchs Sjövall / Artist; Вера Ковалевская / Vera Kavaleuskaya / Кураторка и редакторка; Dana Brezhnieva / Музейниця; Алена Прохарава / Харэограф; Максим Сарычев / Художник, фотограф; Maxim Tyminko / Artist, curator; Антон Караваеў / Інжэнер-праграміст; Ala Savashevich / Artist; Егор Софронов / поставщик контента: современное искусство; Марина Борисенок / Пенсионер; Sasha Stelchenko / film director; Дмитриева Мария / Художница, кураторка; Виктория Телетьен/ Viktoriia Teletien / Художник/Artist; Ольга Бычкова / ремесленница; Nastassia Kotava / Artist; Анна Иванова / Художница; Daria Getmanova / Researcher, Writer; Дубовік Кацярына / Мастак-графік, ілюстратар; Анастасия Соколовская/ Anastasiya Sokolovskaya / Иллюстратор/illustrator; Vita Zelenska / PhD student/Social anthropology; Bergschneider Daniela / Artist; Мария Дедюля/ Maria Dedyulya / Фотограф/Photographer; Анна Бунделева/ Anna Bundeleva / Художник, дизайнер/Artist, designer; Анна Энгельхардт / Художница; Настя Теор / художница и графическая дизайнерка; Aleksander Komarov / artist; Julia Toman / Film critic; Лейла Алиева / Художница; Pavel Khailo / artist; Marat Gringauz / Producer; Katerina Venglinskaya / Президент образовательной НКО; Alyona Telenchenko / Musician, singer, English tutor; Eлизавета Ковтяк / исследовательница сферы культуры и социума; Palina Lamburt / Restaurant manager; Дарья Панина / фотограф; Алексей Кучанский / Критик искусства, исследователь; Daria Sazanovich / artist; Valentinas Klimasauskas / Contemporary Art; Ирина Жебрик / Волонтер; Кузнецова Надежда / Художник – пегагог; Sergei Lepai / design; Марина Исраилова / Критик, кураторка, исследовательница театра и перформанса; Valus Sonov / Photographer/Archivist; Elena Revunova / Writer, artist; Тони Лашден / Писательница; Olga Bubich / art critic; Анна Терешкина / Художница; Ирина Бутковская / Художница; Ellen Arwidson / Student; Наталя Деревянко / Поэтесса, историкиня; Александр Сильванович / Художник; Нелли Дорошкевич| Neli Darashkevich / Архитектор, архитектурное проектирование| Architect, architectural design; Katsiaryna Zhynhiarouskaya / Singer and dancer; Евгений Шадко / Художник; Евгения Николайчук / Архитектор, Танцхудожник; Vehanush Topchyan / Artiste; Yuko Kinouchi / Artist; Alexey Popov / musician; Семен Пастух / художник; Sara Arenfeldt / artist; ларыса кузняцова / пенсіянерка; Александра Бавтрук / Искусство/Художница; Денис Кудрявцев / Музыкант; Kiryl Kalbasnikau / Актёр, Журналист, Беларусский Свободный театр; Лариса Дорощук / Пенсионерка; Андрей Шатилов / преподаватель; Oleg Yushko / Artist; Evan Levi / Видеопродакшен; Катерина Бутрим / Юристка; Куксин Игорь / Культурный менеджер; Маріам Агамян / Блогерка, Драматургиня; Dmitry Winicki / Ип; Татьяна Эфрусси / художница, историк архитектуры; Юля Сердюкова / кінопродюсерка; Andriy Helytovych / artist; Максим Евстропов / художник; Зуля Есентаева / Художница; Богдан Захер / Перформер; Катя Бондарь / Художница перформанса; Ларыса Арлова / Мастак-ілюстратар; Юля Дарашкевіч / Мэнэджарка культурных і адукацыйных мерапрыемстваў; Karabinovych Nikolay / Artist; Costis Drygianakis / Composer; Петушкова Светлана Андреевна / Художник; Евгения Кикодзе / Художественный критик, куратор; Ростислав Лебедев / Художник; Tatsiana Seviarynets / Pensioner; Никита Кадан / Художник; Sofie gustafsson / Art student; Елена и Виктор Воробьевы / художники; Anna Pohribna / Art manager; Приступа Дмитрий Александрович / дизайн; Sofia Tocar / Curator, art historian; Евгений Чистый / Художник; Анна Сагальчик / Театр; Юля Шатун / Культуры; Ilona Dlin / teacher; Татьяна Радивилко / Художник; Константин Селиханов / Художник; Anna Daucikova / artist; Анастасия Лазовская / Архитектор; Мотолянец Семен / Художник; Гордиёнок-Киреева Ольга / Художник; Илона Кособуко/ Ilona Kosobuko / Художник/Artist; Valeryia Shkliar / Издательское дело; Ларион Лозовой / художник; Ольга Иноземцева / Художник; Василий Мотолянец. Vasilii Motolyanets / Арт-менеджер, куратор; Наталья Грехова / Художник; Алексей Корзухин / Художник; Галина Романова / Halina Ramanava / художник / artist; vlodko kostyrko / viljnyj; Сяргей Рымашэускi / мастакr; Jarosława Szewczuk / Culture; Maksymov Oleksandr / Performance Art; Ольга / Чигрик; Жанна Ногина / журналистка; Siarhei Kvachonak / Actor; Gleb Amankulov / Artist; Татьяна Танчик / Учитель; Юлия Телижук / Студент; Наталля Залозная / Мастачка; Mykhailo Glubokyi / “IZOLYATSIA. Platform for cultural initiatives” development director; Панкратьев / Журналистика; Варя Ковалева / Графический дизайнер; оксана саркисян / современное искусство, искусствовед, куратор; Harout Simonian / Artist; Harout Simonian / Artist; Иванова Екатерина / Искусствовед; Лена Пренц / историк искусства; Игорь Зосимович / Скульптор; Светлана Гашенко / Специалист; Людмила Вачнадзе / пенсионер; Heather Kapplow / Artist; Ангелова Ксения / Художник; Андрэй Басалыга / Мастак; Вольга Нiкiшына / Мастак; митя главанаков / работник искусств; Debbie Nadolney / Galley director, curator; Katsiaryna Sumarava / Artist; Микола Новіков / Скульптор; Елена Штык / Эколог; Хритоненко Инга Леонидовна / Художник; Eugene Markin / Musician; Жанна Капустникова / Художник; Pauline Debrichy / Artist; Саша Ауэрбах / Художница; Ørum / Artist; Максим Шер / художник; Гавура Екатерина викторовна / Режиссер; Тарас Круцких / Журналист, кинообозреватель; Tatsiana Kozik / Artist; Алеся Мурлина / Художник, скульптор; Владимир Фёдоров / художник / дизайнер; Антон Романов / Режисер; Donskova / Artist; Леся Пчелка / Художница. Арт-директорка VEHA; Катерина Тихоненко / Искусствовед, кураторка, сотрудница отдела проектов современного искусства Национального культурно-художественного и музейного комплекса «Мистецький арсенал» (Киев); Ekaterina Ruskevich / culture research; Вольга Аніська / Мастацтвазнаўца; Василиса Симоненко / Дизайнер; Jean / Artist; Hanna Launikovich / Actress, performer; Gerald / music producer DJ; Mykhailo Glubokyi / “IZOLYATSIA. Platform for cultural initiatives” development director; Евгений Отцецкий / Фотограф, преподаватель фотографии; Julie Hardin / Film Production – IATSE Local 478; Антон Данейко / Разработчик ПО; Вера Замыслова / искусствоведка, исследовательница; Наталья Тихонова / художница, куратор; Анастасия/Шилягина / Художник; Анастасия Спиренкова / театральный продюсер; Алексей Минько / Автор текстов, художник; Sunita Prasad / Filmmaker and Video Artist; Светлана Жалнерович / Художник; David P. Miller / Professor Emeritus (retired), Curry College, Massachusetts USA; Sarah Weinman / Writer; Анатолий Концуб / Художник; Алесь Пушкін / Мастак; Nancy Clougherty / Teacher; Наталья Рыбалко / художница, философиня; Will Owen / Curator; Lynn Brown / Educator; Вера Каузановiч / Мастак; Katarzyna Różniak / Contemporary Art Curator; Ирина Тишкевич / Преподаватель; Joan Brooks / Translator; Александр Подалинский / Художник, член БСХ; Aлександр Подалинский / Художник, член БСХ; Александр Казелло / актёр/художник; Евгения Ефремова / Фотограф, куратор; Deb Nicholson / Software Freedom Advocate; Thalia Zedek / musician; Лізавета Чырвонцава / Мастак, выкладчык; Волкова Татьяна / Искусствовед; Tatiana Ørum / Professor; anton saenko / artist; Ігар Клімовіч / Актёр, рэжысёр; Jury Urso / Антикультурный работник; Vasil Andreyev / Designer; Дмитрий Насковец / Legal Services; Zaiko Zinaida / designer; David/ Gassaway / Researcher/ Publishing; Alicja Jelińska / Vice president of Fundacja Artystów Kolonia Teraz; Vitali Shchutski / PhD candidate, University Paris 8; Дзяніс Брынкевіч / музыка; Вольга Зароўская / Мастак; Ірына Салавей / настаўнік; Alexei Kuzmich / Artist; Natalia / Unemployment; Marsheva Anna / ceramics; Huckleberry / Artist; Константин Терёхин / Студент, философия; Елизавета Строцева-Абрамчук / Художник-педагог; Екатерина Шапиро-Обермаир / Ekaterina Shapiro-Obermair / художник, куратор, исследователь; Сяргей Ярковіч / Інжэнер; Bredehöft Susanne / Actrice; Леся Пагулич / аспирантка; Кристина Баранова / Художник-постановщик; Виктория Кравцова / Культурная менеджерка; Kraft / Student; Анастасия Истомина / Арт-критик; Jeanna Kolesova / Artist; Sallie Sanders / Arts Manager, Producer; Margaret Bellafiore / Professor; Ира Строцева / Художник-педагог; Уладзь Рымша / Рамесьнік; Alina Afonchanka / Graphic design; Anna Wexler / artist; Anna Wexler / artist; Anna Wexler / artist; Marilyn Arsem / performance artist; Антон Шевченко / Дизайнер; Дина Данилович / Куратор, фотограф; Cheung / Artist; Ольга Тараканова / Критик, куратор; Мира Тай / социолог, активист; Ольга Кипорук / Художник-керамист; Aizat Shakieva / activist; Bil / Artist; Sholeh Asgary / Artist; Mashanskaya TATSIANA / Музыкант, артист; Яна Фишова / Преподавательница; Melissa Lindgren / Film; Christa Spatt / Dance curator; Тыркич Анна / Дизайнер; Диана Янбарисова / Социолог; Mathilda Wenzel / Student; Алехно Наталья / Художник; Nadzeya Nedashkovskaya / Architect; Софья Смирнова / Студентка; sveta kruglova / музыкант; Людмiла Скiтовiч / мастак тэатра; Kira Shmyreva / Drama teacher; Люся Янгирова / Искусствовед, куратор; Арутюнян Камилла / Искусствоведение; Tyler Langendorfer / Translator; Darja filippova / Artist, Princeton PhD student; Юра Диваков / Режиссёр, актёр, художник; Nikita Voloshin / Student; Жанна Араева / НКО; Ольга Афанасьева / Научный сотрудник музея; Маргарита Журунова / Искусство; Sofia de la Fuente / Artist; Сяргей Бабарэка / Artist; Нина Маргаева / Художник; Таня Личевская / Студентка KHM; Lore Gablier / Arts & culture; Anne Cecilie Lie / Artist; Надежда Царенок / Архитекторка, урбанистка, преподаватель; Wichnowski / Artist painter; Ася Кейпс-Бачелис / культурный менеджер; Эмилия Костяна / художница, исследовательница; Марина Шамова | Marina Shamova / Художник, хореограф | Artist, dance-artist; Ludovit /Napoky / Project manager/ independent cultural centre; Alevtina Snihir / NGO; Prosvirnina Evgenia / НКО; sandra araújo / artist; Petrovich Vladimir / Actor/Director; Aisha / human rights defender; Christina Freeman / Artist and Studio Art Faculty; Natalia Vatsadze / Artist; Carat / Artist; Ганна Циба/Hanna Tsyba / Культурологиня, кураторка/Curator, Art Critic; Эльвира Королёва Elvira Koroleva / Искусствовед Art critic; Alexandra Goloborodko / Curator; Popo Fan / Film Director/Video Artist; Marie Cieri / Director, The Arts Company; Элина Яловская / Иллюстратор; Anna Maevskaya / Customer service advisor; Анастасия Шадурская / Культурный менеджер; Надежда Шелепина / Художник; Антон Доливайло / Механик; Asta Gulijeva / NGO; Siarhei Kazhamiakin / мастак; Глеб Напреенко / Психоаналитик; Наталья Халанская / Natalia Khalanskaya / Организация культурных мероприятий/Culture Event Manager; Raphaël Dussud / Directory / Filmaking; Аляксандр Зіменка / Мастацтвазнаўца; Tatsiana Karpachova / Artist; moira tierney / filmmaker; Екатерина Солодуха / Katsiaryna Saladukha / Арт-менеджер / Arts Manager; Марина Русских / танц-художница, куратор; Солнцева Светлана / философка; Anna Kovshar / illustrator, graphic designer, teacher; Сергей Михаленко / Фотограф; Dylan Gauthier / Director, EFA Project Space, New York City; Augustas Cicelis / Festival director; Valeria Lemeshevskaya / Artist; Teti / artist, International Ambassador of the European Institute of Contemporary Arts (IEDAC, France); Ала Пігальская / PhD, даследчыца дызайну, дызайнерка; Eva Jaunzemis / Artist; Protska Iryna, / Art, design; Macon Reed / College Professor; Anna Kinbom / Artist; Viktor Kushnerov / Artist; Y.F.P. / art.liberty.democraty; Liza Tsiksrishvili / Artist, curator; Beth/heinberg / Arts; Martina Adinolfi / Project Manager; Tatiana Miti / Scientist; Federica Carrus / Project Manager; Рената Степанова / Дизайнер одежды; Максим Осипов / Художник; Maya Suess / Managing Director, Art Residency in Queens, NY; Chris Keulemans / Trans Europe Halles; Silvia Carrus / Disoccupata; Sarah Dahlinger / Printmaking Technician, Cooper Union School of Art; Ludovit /Napoky / Project manager/ independent cultural centre; Мороз Валентина / Режиссёр; Кузнецова Юлия / Танцор; Uladzimir Hramovich / Artist; Софьин Андрей / Художник; Elias Parvulesco / artist, film researcher; Aquarius / Performance Artist; Татьяна Пинчук / Директор Музея стрит-арта; Алена Игруша / Alena Igrusha / Театр/художник/ theatre /set design; Marina Pugina / curator, critic, researcher; Ludovit /Napoky / Project manager/ independent cultural centre; Fenia Kotsopoulou / Artist; Евгений Маглыш / Скульптор; Даша Бриан / Режиссёр; Joshua Rosenstock / Professor of Art, Worcester Polytechnic Institute; Константин Селиханов / Художник; Jaanus Samma / Artist; Ecaterina Butmalai / Student, civical activist; Антонова Татьяна Викторовна / Маркетинг; Serafim Ganichev / Painting, graphics; Eva Khachatryan / Curator, Art Critic; Olga Gomonova / Singer, Art critic; Александр Хавкин / Музыкант, звукорежиссёр; Olga Klip / Art curator; Павел Голубев / историк искусства, куратор; Алесь Плотка / Паэт, камунікатар; Татьяна Корнеева / художница, дизайнер; Іра Забэла / мастачка; Egor Jaguonov / Artist; Кристина Мисуро / Художник; Friso Wiersum / European Cultural Foundation; COVEN BERLIN / Curatorial Collective; Мария Значенок/ Maria Znachonak / менеджер в сфере культуры; Кирилл Крохолев / Скульптор; Мила Клинцова / Кинорежиссер; Александра Курочкина / Правозащита; Вячеслав Сащеко / преподаватель, режиссёр; Валерий Леденёв / искусствовед; Виктория Мусвик / арт-критик, преподаватель (Москва); Sveta Kruglova / musician; Иванна Ярема / Музыкант; Ксенія Галубовіч / рэжысёр, фатограф; Дарья Амелькович / Культурная журналистка, критик; Hülya Yavaş / Architect; Filip Pračić / student; Элина Хаилитова / Архитектор; Tomas Dvynys / Architect; Герман Мітіш / Архітектор; Saskia Gribling / Researcher; Alina Hramyka / Architect; Alexander Sokolov / Architect; Ильмира Болотян / Художник, куратор; Ourania Ag / Architecture student; Denis Hitrec / Architect; Miguel / Architect; AnA Wojak / Artist; Aigul Karabalina / Феминистка, ЛГБТ-активистка.; Надежда Макеева / Художник; Мария Прошковская / художница; Klara Prošek / Architect; Карайченцева Таисия / Искусство; Aleksandra Ognjanov / Architect; Zofia Nierodzinska / Curator and artist; Mahdi Biagioli / Architect; Thea Chronie-de Maria / Architect; Сысоева Лариса / Архитектор; Nikishyn Aliaksei / Architecture; Aleksandra Skowronska / communication & programme manager / culture institution; Ioana Georgiana Radulescu / Architecture student; Руфь Дженрбекова / художница; Померанц Григорий Соломонович / Писатель, публицист; Jakob D’herde / Architect – Improv Player; Matteo Goldoni / Architect; Ioanna Athanasia Kouli / Architect; Маша Годованная/Masha Godovannaya / кино-/видео-художница / visual artist; Karoline Smenes / Architect; Orwa Nyrabia / Artistic Director – IDFA; Robert Hanson / Architect; Куницкий Павел Эдуардович / Скульптура, преподавание; Иван Степанцов | Ivan Stsepantsou / пианист, клавишник; Sviatlana Yerkovich / Photographer, artist, language teacher; павел чепыжов / куратор; Pavel Nishchanka / architect; Tessa Giller / Arts Facilitator; Joonas Parviainen / Architect; Tilman / Fries / Economics; Siarhei Siniak / Individual Entrepreneur; Järventausta / Student; Harari / Student; Genady Arkhipau / Artist; Александр Адамов / Художник; Белькевич Марта / Дизайн интерьеров; Enrique Cilleruelo / Architect; Яніна Зайчанка / Візуальнае мастацтва і перформанс; Светлана Гайдаленок / Театр; Onur Atay / Architect/Project Coordinator – Civil Society; Антон Сорокин / художник; Я / Музыкант; Анастасия Шалыгина / Дизайнер; Катя Тишкевич / Художник; Георгий Бабанский / Кино, Музыка; AntiGon Staff / filmmaker, quere artist; Павел Шаповалов Витальевич / Инфенер по тестированию ПО; Aliaksandra Ihnatovich / filmmaker, film tutor; Алеся Песенко / Журналист; Maris Alexandrovich / Designer; Valeria Lemeshevskaya / Artist/ designer; Александр Гамшеев / IT; Вольга Пранкевіч / Мастак афарміцель у БДМНАіП; Антонина Слободчикова / Художница; Франскевич Алла Дмитриевна / Художник, ремесленник; Диана У / Искусство, художница, исследовательница; Нураим Абдраева / Врач; Лукьянова Мария / Художница и швея; Léa Uguen / Architecture; Віялета Саўчыц / фатограф; Ilya Sin / writer, performance artist; Ilona Kosobuko / Artist; Victoria Chenais / Architect; Maria Belokhvostik/Мария Белохвостик / бухгалтер; Жанна Морозова / Художественное стекло; Ксенія Лагавая / Ілюстратарка; Lorena Morales Martin / Architecture assistant; Любовь Сарлай / Государственный служащий; Reuschling Alina / Student; Javier G / Architecture; Екатерина Плотникова / Художник; Святлана Манько-Радкевіч / Мастацтвазнаўца; Дар’я Бунеева / Мастак; Хотянович Виктория / Ремесленник; Зміцер Жаўноў / мастак; Sofia Sviatlana Dzemidovich / graphic artist; Максим Драницин / Художник; Полина Алексеенко / график, стоковый иллюстратор; Анна Мех / Художник; Svetlana Soldatova / Artist/Illustrator; Анна Ладина / Freelancer; Людмила Деларова / архитектор/дизайнер архитектурной среды; Valentine LEtellier / Architect; Давид Дектор / писатель; Minke ten Berge / Theatre studies; Роза Гиматдинова / Режиссёр; Таццяна Нядбай / літаратарка, сябра Рады і намесніца старшыні Беларускага ПЭНа; Aliaksandra Davydenko / motion designer; Юлия Лейдик / фотограф; Геннадий Плискин / Коллекционер; Mariana Tantcheva / artist; Натаьля Зданевич / Менеджер культурных проектов; Ольга Терешонок / Преподаватель, кандидат искусствоведения, художник; Андрей Шаль / электромонтёр; Gubarevich / Biology and contemporary art; Maryia Virshych / Ceramicist; Katsiaryna Sumarava / Artist; Misha Rabinovich / Artist, professor; Errita Zuna / Architect; Marta Shcharbakova / Are student; Кашук Лариса Аполлоновна / историк искусства; Анатолий Белов / художник; Виктор Кушнеров / Художник; эмма островская / портной; Валентина Шавкало / Менеджер по закупкам; Nygmet Yesbay / Financial Technologies, IT company, Compliance Officer; Никита Ермолаев / Искусствовед; Аліна Дзеравянка / культурная мэнеджэрка, лектарка; Inna Volovik / Lecturer; Екатерина Галактионова / Художник; Вікторыя Харытонава / Фатографка; Винокуров Владимир / Программист; Fidan Aslanova / Finance; Ksenia Perek / Performance Artist; Полина Воробьева / студентка; Vilius Balčiūnas / Architecture; Elena Löffler / Педагог; Гаврилин Валерий / Художник; Tatsiana Zhurauliova / PhD, Associate Researcher in Art History; Karina Kazlauskaite / indipendant artist; Aina Putnina / Art teacher, painter; Макаревич Марина / Музыкант, пианистка, аранжировщик, клавишница группы ZNICH, рок-оркестра NIKAMUZA, преподаватель фортепиано, солфеджио и теории музыки в STARS SCHOOL ALEXANDER KISS, выпускница БГАМ.; Ирина Склокина / историк; Юрый Таўбкін / Мастак, архітэктар; Мария Бадей / Основатель проекта wir.by, преподаватель; Sam Harper / Student; Артур Сумароков / Кинокритик, арт-критик, перформер; Петрович Владимир Алексеевич / Актёр театра, режиссёр; Анастасия/Шилягина / Художник. 

***

ДОРОГОЙ МИР ИСКУССТВА: #METOO В ХУДОЖЕСТВЕННОМ СООБЩЕСТВЕ ШВЕЦИИ

Вступление

Этот текст был написан в определенной исторической ситуации и для конкретной аудитории. В течение нескольких недель и месяцев осенью и зимой 2017 года я была одной из тех, кто начала призывать обратить внимание на #metoo в шведской художественной среде, используя хэштег #konstnärligfrihet (#творческаясвобода). Как опытная феминистская активистка, которая много раз оказывалась близка к выгоранию во время третьей волны феминизма в Швеции в конце 90-х и в 00-х, поначалу я не хотела выходить на баррикады снова. Поэтому я ждала, что в этот раз другие возьмут на себя инициативу. Но проходили дни и недели осени 2017 года, другие профессиональные сообщества выступали в медиа со своими свидетельствами, и я все-таки решила высказаться в социальных медиа о недавно пережитом мной опыте сексистского угнетения в рамках шведской художественной среды. Вскоре после этого со мной связались другие женщины из разных концов Швеции, которые также чувствовали, что пришло время объединяться. И мы это сделали. Следующие недели были путешествием во тьму. Днями и ночами мы пытались управиться с тысячами историй, которые приходили на нашу групповую почту, и публиковали их анонимно в закрытой группе на Facebook, моментально выросшей до тысяч подписчиков за несколько дней. Множество свидетельств о происшествиях от мелких физических посягательств и устных комментариев до жестоких изнасилований изливались на нашу почту и группу в Facebook. В какой-то момент у меня появилось намерение прочитать их все. Я листала и листала, читала их целый день и целую ночь до тех пор, пока мои глаза не начали болеть. Это время в нашей жизни – в жизни администраторок группы и ее участниц – было очень травмирующим. Так как мы жили в разных городах, у нас не было возможности встречаться и поддерживать друг друга регулярно, но тем не менее мы старались видеться лично при любом удобном случае, а также звонили друг другу. Мы отвечали каждой отважной личности, приходившей со своей историей, мы плакали, забывали поесть и поспать, маниакально пытались поспеть за нескончаемым потоком сообщений. Все это время друзья и незнакомцы, женщины, мужчины и трансгендеры открывались друг другу, начинали говорить о насилии, сексе и власти по-новому. Наконец мы могли быть открытыми и уязвимыми. Последствия этой революции мы до сих пор пытаемся осмыслить.

Иллюстрация: Василиса Полянина. Дети Луизы Буржуа в руках матери. Холст, смешанная техника, 2020.

13 декабря 2017 года Музей современного искусства в Стокгольме организовал панельную дискуссию, на которой некоторые художницы и активистки движения задавали вопросы руководительницам и руководителям самых значительных художественных институций и академий Швеции. Я была одной из художниц, приглашенных в качестве оппонентки. Зал был занят вплоть до последнего кресла, а посетителями стали 300 человек. Атмосфера в помещении была напряженной и многие были заметно расстроены. Поскольку я все еще переживала последствия публикации всех пронзительных историй, присланных администраторам группы, я подозревала, что не смогу говорить связно. Поэтому за ночь до события я написала короткое объяснение моего понимания определенного типа сексизма, порожденного историей европейского искусства. Когда меня пригласили на сцену, случилось то, чего я не испытывала никогда раньше: перед значительной частью стокгольмского мира искусства – того, для которого я двадцать лет пыталась произвести впечатление профессионалки – я начала бесконтрольно плакать. И после зачитала следующее:

Дорогой мир искусства,

Сегодняшняя идея современного искусства укоренена в западном модернизме с его культом гения-мужчины. Она воспевает мужчин, создававших свои образцовые произведения, вдохновляясь музами – социально незащищенными девушками из низших классов общества, часто вынужденными заниматься проституцией для выживания. Авторитет профессора искусств перед его учеником уходит корнями в академическую систему, заложенную в 17 веке, которая, в свою очередь, основывается на средневековых гильдиях, в которых художник начинал свой путь как подмастерье в самом юном возрасте. В 1611 году, в возрасте 19 лет, Артемизия Джентилески была изнасилована своим учителем. До сих пор мы тянем за собой историю искусств, полную сексистской власти, где мужчины, защищая свою мнимую гениальность, силу и статус, эксплуатировали и насиловали молодых женщин.

Я думаю о картине Эдуарда Мане Un bar aux Folies Bergère, изображающей барменшу с глубоким декольте, затянутой талией и блестящими глазами, которые устало смотрят на зрителя. Я думаю о том, как дворянин Тулуз Лотрек изображал “публичных девушек”, зарабатывавших на жизнь демонстрацией своих ног в Мулен Руж. И об Эдгаре Дега, который, как и другие джентельмены из парижской буржуазии, мог зайти в раздевалки Парижской оперы, чтобы провести время с полуобнаженными девочками-тинейджерами, чьи бедные родители мечтали удачно выдать их замуж и таким образом поднять по социальной лестнице. И думаю о Поле Гогене, который путешествовал на Таити, экзотизировал девушек на своих картинах и сексуально эксплуатировал их. Мы несем это наследие с собой.

Патриархальное классовое общество поддерживается через сети контактов. Контактов между мужчинами и контактов среди верхней прослойки среднего класса. Сфера культуры и мир искусства являются привилегированными местами, где есть ресурсы, пространство для самовыражения; возможность воплощать свои образы, изображать их и находить аудиторию, получать признание, быть воспринятым в качестве субъекта. Многие соревнуются за место на арт-сцене, чтобы наслаждаться этим статусом, и всем, что к нему прилагается: хорошей жизнью и влиянием на публичное мнение. Но мы не соревнуемся на равных. Некоторые уже рождены в рамках этой сети, они знают, как перемещаться внутри этой системы с самого начала, и их контакты – семейные. В то время как другие, рожденные в малопривилегированных группах, исключены. Эта сеть не только недемократична, она также охраняет элитарную, колониальную концепцию искусства, которая продолжает исключать тех, кто сдерживается интерсекциональной субординацией.

Тирания бесструктурности, которая долго господствовала в мире искусства, где кумовство, неформальные иерархии и фиксация на статусе продолжают доминировать несмотря на дебаты, которые мы ведем о структурной несправедливости в течение последних 20 лет, должна быть подвергнута сомнению.

Сейчас все мы должны спросить самих себя: что мы делаем для того, чтобы изменить мир искусства таким образом, чтобы он стал более демократичным, открытым, снисходительным, инклюзивным и, следовательно, более увлекательным, более творческим, более интересным и более убедительным для всех в нашем обществе? Что делаешь ты?

Декабрь 2017 / Май 2019

Иллюстрация: Василиса Полянина. Мальчик в окружении женщин из видео Марины Абрамович Balkan Erotic Epic. Холст, акрил, фломастеры, 2020.

АДКРЫТЫ ЛІСТ БЕЛАРУСКІХ РАБОТНІКАЎ І РАБОТНІЦ КУЛЬТУРЫ

На вокладцы: EVERYBODY STRIKE! ад Машы Святагор (жнівень 2020)

Мы, культурныя работнікі і работніцы Беларусі, глыбока ўзрушаныя і абураныя падзеямі апошніх дзён, звязанымі з выбарамі Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь, а таксама тым узроўнем нематываванага гвалту і агрэсіі над грамадзянамі і грамадзянкамі нашай краіны з боку афіцыйных уладаў і службаў правапарадку.

9 жніўня прайшлі выбары Прэзідэнта краіны, выбары былі праведзены без удзелу незалежных назіральнікаў, на многіх участках зафіксаваныя выпадкі фальсіфікацыі выбараў пры падліку галасоў, а таксама незлічоныя парушэнні працэдуры галасавання. Выбарчыя камісіі па ўсёй краіне пакінулі свае ўчасткі без абвяшчэння вынікаў у прысутнасці АМАПу, які затрымліваў і збіваў грамадзян, што прыйшлі на ўчасткі вечарам апошняга дня галасавання, каб азнаёміцца з вынікамі.

На працягу апошніх дзён, пачынаючы з 9 жніўня 2020 года органы правапарадку ўжываюць беспрэцэдэнтную па сваім маштабе і ўзроўню агрэсіі сілу ў адносінах да мірных грамадзян і грамадзянак. Выкарыстанне спецсродкаў, такіх як гумовыя кулі, светлашумавыя гранаты, слёзатачывы газ, вадамёты і іншую спецтэхніку, а таксама прымяненне фізічнага гвалту з боку сілавых структур падчас мірных акцый пратэсту супраць бяззбройных людзей парушае грамадзянскія правы, гарантаваныя 35 артыкулам Канстытуцыі Рэспублікі Беларусь. Мы патрабуем правядзення незалежнага расследавання кожнага акта жорсткасці і гвалту з боку сілавых структур.

На сённяшні дзень колькасць затрыманых грамадзян і грамадзянак Рэспублікі Беларусь па ўсёй краіне дасягае 7000 чалавек. Па словах відавочцаў, іх ўтрымліваюць у нечалавечых умовах: у камерах на 10 чалавек знаходзіцца 40-50 чалавек, што асабліва небяспечна і недапушчальна ў сітуацыі пандэміі COVID-19. Зняволеным адмаўляюць у вадзе, ежы, гігіене і медыцынскай дапамозе, іх родным і блізкім не паведамляюць месцазнаходжанне затрыманых і адмаўляюць у праве на адваката, у адносінах да затрыманых падчас пратэстаў і мірных акцый 9-13 жніўня ўжываюць фізічны і псіхалагічны гвалт. Гвалту падвяргаюцца таксама затрыманыя, якія прымалі ўдзел у мірных пратэстах. Яны былі схоплены супрацоўнікамі службаў правапарадку па дарозе з працы і ў госці, у дварах і ва ўласных транспартных сродках. Мы патрабуем расследавання падобных актаў жорсткасці і службовых злачынстваў з боку праваахоўных органаў.

Мы, ніжэйпадпісаныя, работнікі і работніцы культуры патрабуем:

1. Спыніць гвалт у дачыненні да мірных грамадзян і грамадзянак і прыбраць атмасферу страху з вуліц.

2. Вызваліць усіх палітвязняў і затрыманых.

3. Правесці новыя празрыстыя выбары Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь.

4. Забяспечыць грамадзян і грамадзянак Рэспублікі Беларусь вольным доступам да інфармацыі і правам на мірныя сходы.

Лічым дзеянні сілавых структур незаконнымі, непрымальнымі і парушаючымі Канстытуцыю Рэспублікі Беларусь, паколькі чалавек, яго правы, свабоды і гарантыі іх рэалізацыі з’яўляюцца найвышэйшай каштоўнасцю і мэтай грамадства і дзяржавы (артыкул 2 Канстытуцыі РБ).

***

Мы, культурные работники и работницы Беларуси, глубоко потрясены и возмущены событиями последних дней, связанные с выборами Президента Республики Беларусь, а также тем уровнем немотивированного насилия и агрессии над жителями нашей страны со стороны официальных властей и служб правопорядка.

9 августа прошли выборы Президента, выборы были проведены без участия независимых наблюдателей, на многих участках зафиксированы случаи фальсификации выборов при подсчете голосов, а также бесчисленные нарушения процедуры голосования. Избирательные комиссии по всей стране покидали свои участки без оглашения результатов в присутствие ОМОНа, который задерживал и избивал граждан, пришедших на участки вечером 9 августа, чтобы ознакомиться с результатами голосования. 

В течение последних дней, начиная с 9 августа 2020 года органы правопорядка применяют беспрецедентную по своему масштабу и уровню агрессии силу по отношению к мирным гражданам. Использование спецсредств, таких как резиновые пули, светошумовые гранаты, слезоточивый газ, водомётов и другой спецтехники, а также применение физического насилия со стороны правоохранительных органов и военных во время мирных акций протеста против безоружных людей нарушает гражданские права, гарантированные 35 статьёй Конституции Республики Беларусь. Мы требуем проведения независимого расследования каждого акта жестокости и насилия со стороны силовых структур. 

На сегодняшний день число задержанных граждан Республики Беларусь по всей стране достигает 7000 человек. По словам очевидцев, их содержат в нечеловеческих условиях: в камерах на 10 человек содержатся 40-50 человек одномоментно, что особенно опасно и недопустимо в ситуации пандемии коронавирусной инфекции COVID-19. Заключенным отказывают в воде, еде, гигиене и медицинской помощи, их родным и близким не сообщают местоположение задержанных и отказывают в праве на адвоката, по отношению к задержанным в ходе протестов и мирных акций 9-13 августа применяют физическое и психологическое насилие. Насилию подвергаются также задержанные, не принимавшие участие в мирных протестах, которые были схвачены сотрудниками служб правопорядка по дороге с работы и по личным делам, во дворах своих домов и в собственных транспортных средствах. Мы требуем расследования подобных актов жестокости и должностных преступлений со стороны правоохранительных органов.

Мы, нижеподписавшиеся, работники и работницы культуры требуем:

1. Остановить насилие в отношении мирных граждан, прекратить запугивание и убрать атмосферу страха с улиц. 

2. Освободить всех политзаключенных и задержанных.

3. Провести новые прозрачные выборы Президента Республики Беларусь. 

4. Обеспечить граждан Республики Беларусь свободным доступом к информации и правом на мирные собрания.

Считаем действия силовых структур незаконными, неприемлемыми и нарушающими Конституцию Республики Беларусь, поскольку человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (статья 2 Конституции РБ).

***

Екатерина Чехова-Дасько, художница, иллюстраторка, Белорусский союз художников

Алексей Науменко, художник

Анна Самарская, исследователь истории беларуской фотографии

Елена Наборовская, культуролог, куратор художественных проектов

Ольга Мжельская, арт-менеджерка

Антонина Стебур, куратор, исследовательница

Надежда Макеева, художник

Надежда Саяпина, художница

Кацярына Раманчык, менеджар культурных праектаў

Дарья Пушко, скусствовед, лектор, Клуб интеллектуального досуга «Факультатив»

Оксана Гайко, режиссер, актриса, театр Крылы халопа

Анна Смолякова, художница

Настасся Ганчарова мастачка

Ігар Ганчарук, фатограф

Максим Шумилин, фотограф

Алена Протасевич, куратор, фотограф, Мемориальный музей-мастерская Заира Азгура

Артур Камароўскі, паэт, перформер

Алена Казлова, пісьменніца, перакладчыца

Вера Ковалевская, кураторка и редакторка

Алина Стрелковская, искусствовед, СеБелорусский комитет Международного совета музеев (ICOM)

Екатерина Смурага, фотограф

Уладзімір Парфянок, фатограф, куратар выставачных праектаў,Мемарыяльны музей-мастерская Заіра Азгура

Анна Локтионова, арт менеджерка

Павел Кузюкович, артист оркестра, Большой театр РБ

Александр Марченко, режиссер

Алексей Борисенок, куратор современного искусства, исследователь

Николай Пограновский, главный хранитель, ГУ «Мемориальный музей-мастерская З И Азгура»

Канстанцін Варабей , прадзюсар, Майстэрня сацыяльнага кіно

Александр Сильванович, художник

Вікторыя Варабей, сцэнарыстка, Майстэрня сацыяльнага кіно

Екатерина Аверкова, режиссёр

Сергей Смирнов, пианист, сооснователь Nouvelle Philharmonie

Татьяна Ермашкевич, переводчик

Пётр Вачинский, старший научный сотрудник, Мемориальный музей-мастерская З И Азгура

Елена Ге, научный сотрудник

Дарья Амелькович, культурный журналист

Nastya Narunasа,архитектор

Дима Цыпкин виолончелист, сооснователь Nouvelle Philharmonie

Полина Задрейко , музыкант, НАБТ

Олеся Бурдина Драматический театр

Алёна Дербина, музыкант, Республиканская музыкальная гимназия-колледж при БГАМ

Линда Руденко, культурный менеджер, Частное театрально-зрелищное учреждение культуры

Анжелика Крашевская, Центр визуальных и исполнительских искусств “АРТ Корпорейшн”

Александра Моминова, солистка Брестской областной филармонии БГАМ

Кристина Иванцова, дизайнер

Алеусандр Литин, фотограф

Оксана Герасимёнок, музыкант

Дана Антонович, музейщик

Тарас Тарналицкий, журналис

Анна Бергман, контент-менеджер театральных проектов, Частное театрально-зрелищное учреждение культуры

Марина Дашук, театр

Оксана Рябцева, преподаватель, концертный певец, международный эксперт Консерватория г Синань, КНР

Вікторыя Харытонава, фатограф

Анна Балаш, художник, Белорусский Союз Художников

Алексей Андреев, редактор альманах “Монолог”

Алла Савошевич, художница

ЛюдмилаГромыко, театральный критик

Снежана Макаревич, режиссура

Таня Арцімовіч, культурная работніца

Юрий, Яковенк, художник БСХ

Ольга Сосновская, художница Академия Искусств Вены

Ольга Надольская, культурный менеджер

Данііл Шэйка, журналіст

Екатерина Шиманович, сценограф

Екатерина Солодуха, продюсер, Независимая театральная компания “HomoCosmos”

Александр Будько, музыкант, учитель музыки

Ирина Кондратенко, искусствовед, куратор

Максим Сарычев, художник

Дарья Кульша, человек театра

Елена Гурина, художник

Кристина Татуева, юрисконсульт, Центр визуальных и исполнительских искусств «АРТ Корпорейшн»

Татьяна Зайдаль, культуролог АРТ Корпорейшн

Ганна Янкута, пісьменніца, перакладчыца

Любовь Дёмкина, руководитель литературной части Белорусского государственного театра кукол

Николай Лавренюк, кинематограф, Кинофестиваль “Лістапад”

Ирина Демьянова, документальное кино

Алексей Борейша, управление по делам культуры БГУ

Настя Каминская, дизайнер

Андрей Волчёк, актёр

Андрей Бельский, начальник осветительного участка в театре

Вольга Пранкевіч, мастачка, мастак-афарміцель, БДМНАіП Беларускі дзяржаўны музей народнай архітэктуры і побыту

Анна Чистосердова, искусство, галерея современного искусства “Ў”

Дарья Потатурко, режиссер

Паліна Хадорык, smm Купалаўскі тэатр

Валентина Киселёва, культура, исскуство, Галерея современного искусства У

Вероника Ивашкевич, художник

Юлия Самойловских, кинопрокат, Минский международный кинофестиваль “Лістапад”

Елена Сидор, ассистент режиссера

Вера Прохорова, дизайнер

Василий Бурдин, художник-график, дизайнер

Александр Веледимович, фотограф, учитель, литератор

Кирилл Гормаш, художник

Сергей Шабохин, художник, куратор, главный редактор портала kalektar org

Светлана Смульская, кандидат искусствоведения, доцент УО “БГУКИ”

Дмитрий Янков, менеджер культурных и социальных проектов

Аня Якубович, художник

Евгения Цыганкова, учитель рисования

Наталья Павлова, ассистент режиссёра ГУ “Брестский академтческий театр имени Ленинского комсомола Беларуси

Ірына Герасімовіч, перакладчыца

Павел Павлють, актёр

Марина Карман, искусствовед, преподаватель студии рисования

Уладзімір Грамовіч, мастак

София Садовская, искусствовед, куратор

Ольга Романова, культуролог ECLAB

Анастасия Авралёва, художница

Алеся Житкевич, художница

Саша Стельченко, режиссёр

Наталля Жарнак, культура

Ирина Лукашенко, культурный менеджер, Артонист

Антонина Дубатовка, актриса Национальный академический театр им Янки Купалы

Уладзімір Пазняк, мастак, выкладчык, Акадэмія Мастацтва ў Шчэціне

Леся Пчелка, фотографка Менеджерка культурных проектов VEHA

Aнна Соколова, художник

Алексей Лунёв , художник

Евгений Курильчик, артист-солист-инструменталист

Екатерина Юхнова, артист-солист-инструменталист

Дмитрий Хлявич, дирижёр хора

Игорь Сукманов, журналист, киновед, программный директор Минского международного кинофестиваля “Лiстапад”

Gleb Amankulov, Artist

Игорь Стахиевич, художник, Артонист

Тамара Басакова, Культура

Светлана Гайдалёнок, педагог театра, Театр Крылы халопа

Святогор Мария, художница

Леонид Нестерук, художник

Михаил Гулин, художник

Антонина Слободчикова, художница

Ольга Костель, балетмейстер

Мария Костюкович, координатор кинофестиваля, кинокритик

Антон Сорокин , художник

Татьяна Килимбет, PR-менеджер

Дмитрий Каракуца, маркетинг

Светлана Владимировна Жуковская, помощник директора

Ангелина Ярош, координатор регионального кинопроката Частное театрально-зрелищное учреждение культуры

Валентина Писаренко, искусствовед

Ольга Веселик, учитель скрипки

Крысціна Дробыш, актрыса

Игорь Авдеев, музыкант симфонического оркестра

Жэня Клёцкін, літаратура, панк-рок, ex-адміністратар ДУК “Лідскі эстрадны аркестр””

Алеся Белявец, рэдактарка, арт-журналістка Часопіс “Мастацтва”

Настасся Жарская, бібліятэка НББ

Алексей Стрельников, театральный критик

Андрэй Лянкевіч, кіраўнік “Месяца фатаграфіі ў Мінску”

Елизавета Бузановская, графический дизайнер

Уладзiслау Машчанка, мастак

Дарья Бриан (Головчик), режиссёр

Алена Иванюшенко, драматург

Светлана Стубеда, преподаватель в БГУКИ

Татьяна Гаврилова, солистка Оперы Большого театра РБ

Аляксей Сапрыкін, актор, Беларускі свабодны тэатар, Арт Сядзіба

Игорь Чищеня, режиссёр документального кино

Валерия Лемешевская, художница, редактор журнала о белорусском искусстве

Елизавета Русальская, иллюстратор

Ксения Гунина-Авербург, художник

Багдан Хмяльніцкі, актор, даследнік Лабараторыя сацыяльнага тэатра

Влад Хвостов, художник и дизайнер

Эльвира Королева, международные социальные проекты

Кацярына Чэкатоўская, драматургіца, акторка Лабараторыя сацыяльнага тэатра

Александр Филиппов, артист Балета БГАМТ

Genady Arkhipau, аrtist/painter

Анна Палей, руководитель Культурно-образовательной платформа « Першы крок» г Мозырь

Яніна Зайчанка , выяўленчае мастацтва, перформанс

Ирина Аверина, актриса Лаборатория социального театра

Сергей Белоокий, художник ОО Белорусский Союз Художников

Георгий Анищенко, музыкант

Владимир Бычков, руководитель коллектива

Альберт Литвин, музыкант

Дарья Сазанович, художница

Мария Адамченко, художник (живописец)

Максим Крекотнев, редактор ММАМ

Алина Деревянко, менеджерка культурных проектов Фонд развития Брестской крепости

Ксения Шталенкова, писатель ГА «Саюз беларускіх пісьменнікаў”

Андрей Пичушкин, художник

Тимофей Панин, художник

Ольга Хатковская, художник компьютерной графики

Ольга Шпарага, философка, критик современного искусства Европейский колледж Liberal Arts в Беларуси (ECLAB)

Екатерина (Мара) Тамкович, режиссёрка

Юрий Зверев, музыкант

Евгения Балакирева, студентка БГАИ

Яна Алексеенко, режиссёр

Ольга Терешонок, преподаватель

Анна Шевчик, дизайнер

Ольга Буравлёва, режиссёр Большой театр Беларуси

Александр Адамов, художник

Екатерина Майлычка, художник

Ирина Зданевич, дизайн интерфейсов

Дмитрий Кутузов, дизайнер, магистр искусствоведения

Anton Klepke, рublisher childrens books

Яна Сычёва, ДПИ

Валентина Мороз, режиссёр, театральный педагог Лаборатория Социального театра ЕКЛАБ, руководительница концентрации Театр ЕКЛАБ

Константин Селиханов, художник

Святлана Баранкоўская, мастак

Светлана Слынько, бухгалтер

Ирина Поламоренко, клоунада

Елизавета Михальчук, искусствоведка, кураторка

Ганна Панюціч, мастачка

Яна Романовская, художник, дизайнер

Андрэй Саўчанка, тэатр, адукацыя, кіно Тутэйшы тэатр

Алексей Лукьянчиков, звукорежиссёр

Анна Силивончик, художница

Василий Пешкун, художник

Евгений Сиваков, музыкант

Сергей Семёнов, музыкант, учитель

Андрей Анро, художник

Василиса Полянина, художница

Валерия Фомина, бухгалтер Государственное учреждение «Мемориальный музей-мастерская З И Азгура»

Екатерина Муравицкая, музей

Людмила Ролич, художник

Иван Семилетов, художник Союз художников

Рената Степанова, дизайнер

Евгений Шиманович, музыкант

Павел Хайло, художник (Украина)

Елена Чепелева, художник, керамист, сульптор

Ольга Копенкина, куратор, искусствовед

ВалентинаПравдина, сценограф, театральный художник-постановщик

Екатерина Высоцкая, UI/UX Дизайнер

Виктория Шкорова, учитель ИЗО

Марина Макарова, дизайнер

Сергей Ашуха, художник

Алеся Мурлина, художник, скульптор

Маргарита Трухова, рисовальщица

Артур Кирель, художник

Анастасия Булак, художница – акварелист

Юлия Бабкина, дизайнер

Андрей Чесноков, исполнительный продюсер

Лидия Погодина, студент

Вера Одынь, архитектор

Мария Белорусская, музыкант

Роман Аксёнов, художник

Андрэй Калавур, спецыяліст па маркетынгу Нацыянальны мастацкі музей Рэспублікі Беларусь

Віялета Саўчыц, медыя

Дмитрий Клечко, образование

Виктор Копытько, композитор

Александра Карнажицкая, сценограф

Светлана Голубовская, музыкант

Оксана Богданова, директор Мемориальный музей-мастерская З И Азгура

Софья Сапрыкина, врач

Алиса Прохорова, искуссствовед

Дар’я Бунеева, мастак

Дарья Лебедева, дизайнер одежды

Ольга Король, ремесленник

Наталья Дашко, дизайнер

Дмитрий Сковоронский, аккомпаниатор театральной студии

Наталья Мацевило, служащая

Екатерина Андреевна, дизайнер

Раиса Борушко Ремесленник

Валентина Правдина, сценограф

Кристина Храмая, живопись

Алена Гіль, мастачка

Евгения Летецкая, домохозяйка

Елена Янкович, дизайнер

Ліда Наліўка, літаратурная рэдактарка, перакладчыца

ЛюбовьСретенская, художник

Полина Тишина, иксусство

Виктор Довнар, художник БГТХИ

Raman Tratsiuk, аrtist

Анна Плащинская, ремесленник

Ольга Кириллова, пианистка Академия музыки

Мария Лазарчук, дизайнер

Юлия Арестова, офисный работник

Ольга Бубич, арт-критик

Виктория Позднякова, студент

Галина Романова, художник

Ольга Николаевская, театральный менеджер Театральная компания “МюзикЛэнд”

Дмитрий Каштальян, художник, график, иллюстратор

Катерина Синиченко, дизайнер

Дзмітрый Падбярэзскі, журналіст часопіс “Мастацтва”

Марина Напрусчкина, художница

Полина Питкевич, актриса Лаборатория социального театра ECLAB

Аляксей Талстоў, мастак, пісьменьнік

Валерия Фомина, бухгалтер Государственное учреждение «Мемориальный музей-мастерская З И Азгура»

Ольга Грицаева, художник театра БГМТ (Минск) БСХ

Екатерина Старкова, художник

Александра Галенко, художник

Алексей Окунев, музыка

Ольга Анисько, искусствовед

Елизавета Михадюк, художник-иллюстратор

Андрей Иванов, драматург

Екатерина Орабей, искусствовед

Ольга Буйк, художник оформитель в ГЦБС ГРОДНО отдел культуры и идеологии

Александра Лёгенькая, режиссёр любительского коллектива, педагог актерского мастерства в частной театральной школе

Ольга Ременица, библиотекарь

Лина Булыго, менеджер в сфере культуры

Андрэй Ганчароў, дызайн, тэатральная крытыка

Данголя Росицкайте, директор

Диана Бецун, художник-дизайнер, анимация

Елена Перовская, работник театра

Дарья Парфененко, научный сотрудник музея

Марина Деркач, работник театра

Елена Цветаева, современное искусство

Владимир Фещенко, научный сотрудник Институт языкознания РАН

Татьяна Качан, художник

Валерия Диденко, Музей современного искусства «Гараж»

Кирилл Хлопов, художник

Евгений Сиваков, музыкант

Татьяна Карпачева, художник

Дар’я Кулікова, мастачка

Алиса Фурсевич, специалист по обеспечению учебного процесса

Наталья Иванова, редактор

Илона Дергач, куратор

Жанна Гладко, художница

Андрей Королевич, кинематографист

Наталия Иванова, кинематографист

Марыя Бадзей, каардынатар праекта wir by

Юлия Ворик, актриса, менеджер театральных проектов

Юлия Шатун, кино

Наталья Барабошкина, сценарист

Полина Бутько, монтажёр на площадке Студентка БГАИ звукорежиссура

Людмила Перепечко, киностудия «Беларусьфильм»

Ксения Мялик, кинопроизводство Член союза кинематографистов, студент СПб киношколы телевидения

Марыя Рудзянкова, настаўніца Школа мастацтваў

Александр Свищенков, режиссер

Елизавета Дубинчина, иллюстратор

Дарья Волковец, актриса Театр “На Немиге”

Артём Бусел, звукорежиссер кино и ТВ

Аляксей Бусел, гукаінжынер Палац Рэспублікі

Анастасия Вязникова, художник

Екатерина Тарасова, режиссер, продюсер

Паліна Курановіч, навуковы супрацоўнік культурна-адукацыйнага аддзела БДМНАіП

Вячеслав Крук , звукорежиссер

Андрэй Клютчэня, кінавытворчасць Нацыянальная кінастудыя “Беларусьфільм”

Андрей Шеромов, звукотехник

Наталья Халанская, организация мероприятий, тайм-клуб « », Бобруйск

Надежда Абрамчук, режиссер

Ульяна Хрипко , художница

Андрей Шеромов, звукотехник

Наталья Олейник, библиотекарь ГУК “Борисовская центральная районная библиотека им И Х Колодеева”

Павел Олейник методист ГУК “Борисовская центральная районная библиотека им И Х Колодеева”

Александр Крашенинников, замуправляющего клуба “РЕПАБЛИК”

Камилла Арутюнян, студентка, бывшая работница галереи современного искусства

Диана Левданская, дизайн

Сергей Михаленко, председатель Союза фотографов Союз фотографов Беларуси

Андрей Стебурако, дизайнер

Вячеслав Абрамцев, сценарист, драматург

Наталья Подвицкая, актриса

Марыя Мароз, мастачка

Андрей Кудиненко, кинорежиссер Белорусский союз кинематографистов

Ирина Брижис, художник_аниматор

Анастасия Кардаш, театр

Сергей Бабенко, работник культуры

Владимир Римкевич, художник

Анжелика Мнацаканян, преподаватель английского языка

Алла Куркуль, кино

Рустам Агаев, радио

Екатерина Клёц, художница-график

Яна Шклярская , искусствовед Дарвиновский музей

Лариса Павлова, ремесленник

Баранкоўская Святлана, мастак

Анастасия Соколовская, художник-иллюстратор

Сергей Оганов, скульптор, член Союза художников РБ Союз художников РБ

Гэнік Лойка, скульптар

Александр Прохоров, художник-скульптор

Денис Кондратьев, художник-скульптор

Анастасия Тимченко, художник МГХК им А К Глебова

Жанна Морозова, ДПИ

Ганна Комар, паэтка, перакладчыца

Людмiла Скiтовiч, мастак тэатра

Александр Зименко, искусствовед Центр изобразительного и медиа искусства «Новая культурная иннициатива»

Юрий Соломонов, театральный художник

Антон Коляго, кинокритик

Віктар Старухін, мастак

Рената Степанова, дизайнер

Александра Граховская, дирижер

Сергей Стец, музыкант

Анастасия Хаминова, образование

Дина Данилович, кураторка, фотографка

Валентина Колесникова, художник, ремесленник

Марта Шматава, мастачка БСМ

Татьяна Кондратенко, художник БГАИ

Мария Чёрных, художник по костюмам

Анна Романова, искусствовед, независимый куратор

Анастасия Немчикова, кинокритик

Анна Савченко , кинорежиссер

Дина Жук, художница

Николай Спесивцев, художник

Ирина Дойникова, музейный работник

Евгения Есько, музейный работник, научный сотрудник

Алессандра Помарико, куратор, автор, педагог Free Home University, Italy

Николай Олейников, художник Что Делать, куратор Free Home University, музыкант группа Аркадий Коц

Кирилл Медведев, поэт, переводчик, музыкант группа Аркадий Коц

Олег Журавлев, социолог, музыкант группа Аркадий Коц

Анна Петрович, звукорежиисерка, муузыкант группа Аркадий Коц

Дмитий Виленский, художник группа Что Делать,

Ольга Цапля Егорова, художница, группа Что Делать

Нина Гастева, танц-художница, группа Что Делать

Алеся Арабей, музейный работник Национальный исторический музей Республики Беларусь

Любоў Лаппо магістр (сацыялогія мастацтва) Акадэмія Выяуленчага Мастацтва ў Варшаве

“Иван Стрельцов, критик и редактор

Spectate

ru”

Андрей Полупанов, режиссёр, тренер, руководител Мастерская социального кино, Киношкола-студия Андрея Полупанова

Юлия Чернявская, профессор

Вячеслав Сащеко, педагог, режиссер

Анастасия Щитцова, преподавание БГУКИ

Аляксандр Зімніцкі, вядучы навуковы супрацоўнік Нацыянальны гістарычны музей Рэспублікі Беларусь

Геннадий Фомин, преподаватель БГУКИ

Элла Леванова, культура

Дмитрий Матуйзо, преподаватель БГУКИ, музыкант

Элина Дмитриева, культура

Антонина Щастливая, художник

Ольга Терешонок, преподаватель БГУКИ

Мария Фоменко, менеджер Фестиваль Пластформа

Наталья Пономарёва, художница

Алексей Лойко Национальный исторический музей Республики Беларусь

Анна Стальмах, преподаватель

Виктор Лобкович, продюсер

Аляксандра Ігнатовіч, рэжысёрка, выкладчыца

Янина Ращинская, режиссер

Дмитрий Лонский, звукорежиссер

Юрый Буцько, мантажор

Валерия Мандрик, сценарист

Екатерина Ромашко, Национальная киностудия Беларусьфильм

Надежда Колесова, художник по гриму

Алана Айвори, режиссер

Александра Бутор, кинорежиссер

Ольга Жарикова, преподаватель культурологии

Виталий Щуцкий, социолог, исследователь, арт-критик

Віктар Васіленя, кіраўнік Народнага ансамбля БДПУ ім М Танка

Елена Воробьева, художник

Аляксандр Замкоўскі, тэатр

Андрэй Вылінскі, перакладчык Нацыянальны акадэмічны тэатр імя Янкі Купалы

Павел Няхаеў, музыка, выкладчык, перакладчык

Алёна Мощёнок , искусствовед, старший научный сотрудник Национальный художественный музей Республики Беларусь

Александр Козлов, актёр

Григорий Хоронеко, музыкант Член союза музыкальных деятелей РБ

Анна Малиновская, культура

Александра Галак, арт-менеджер Национальный центр современных искусств Республики Беларусь

Ирина Скиженок, музейный сотрудник

Павел Васильев, художник

Денис Хворостов, фотография НЦСИ

Николай Михайлов, преподаватель БГУКИ, кафедра хореографии

Илья Малафей, культурный исследователь

Ольга Матусевич, художник

Вольга Вiшнёва, выставачная дзейнасць

Зміцер Вішнёў, літаратар, мастак

Надежда Евсеева, кастинг-директор

Андрэй Дурэйка, мастак

Кристина Баранова, художник-постановщик

Hanna Zubkova, аrtist

Мария Белькович, драматург

Инга Линдоренко, арт-менеджерка

Денис Романовский, художник

Наталья Сазанович, руководитель Народного ансамбля “Гаманіна” Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники

Абноўлены спіс падпісантаў можна знайсці тут

ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ДРАМА: ТРУД И ЛЕНЬ ХУДОЖНИКА В БЕЛАРУСИ

0

Работа всегда репрессивна. Она привязывает к месту, навязывает более или менее устойчивые отношения субординации, дисциплины и власти. В моей трудовой книжке есть единственная запись об официальном трудоустройстве – месяц на стройке в 17 лет. Так получилось, что путь академического образования – бакалавриат, первая и вторая магистратура – помог сформировать некоторую автономную от работы зону для самообразования, интересных для меня проектов, отдыха. С другой стороны, фриланс в культурном поле Беларуси также является сферой изощренной эксплуатации: написание статьи за 30 евро, большая коллективная выставка с новыми работами за 1200 евро, фестиваль за 180 американских долларов, бесплатная редактура, психологическая помощь и консультирование художников.

Введение закона о тунеядстве в 2015 году стало определенным порогом. К общему фону эксплуатации добавилось принуждение к работе: вернулась дисциплинарная рука, заставляющая трудоустраиваться и забирающая деньги из кармана, если ты отказываешься это делать. Она нежно следит за культурными работниками, за больными, нищими и анархистами. Формы контроля, не характерные для развитого капитализма, среди которых картотеки налоговой службы, почтовые извещения, аресты, штрафы и, наконец, полицейское насилие над несогласными с законом. Естественно, что власть резиновой дубинки соседствует и переплетается с самодисциплиной, микрополитиками власти и экономическими механизмами общества развивающегося авторитарного капитализма.

1. ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКАЯ ЛЕНЬ И ПРИНУЖДЕНИЕ К ТРУДУ

В своем незаконченном из-за лени важном тексте «Похвала Лени» хорватский художник Младен Стилинович пишет: «Лень – это отсутствие движения и мысли, это время бездействия – амнезия. Это еще и безразличие, вглядывание в ничто, импотенция. Это и просто тупость, мука, бесполезное напряжение. Все эти добродетели лени важны для искусства. Знать о лени – этого мало, ее надо практиковать и совершенствовать». Учась у капитализма и социализма, Стилинович говорит, что на Западе искусства больше нет: есть конкуренция, производство объектов, выставочная система, иерархии. Восток (Восточная Европа) всегда же оставлял зазор, в котором художник мог развернуть свою практику вне рынка и экспертизы. Текст Стилиновича – это не эстетизация и эссенциализация лени, но скорее характеристика места искусства в системе позднего социализма и во время переходного периода: неустойчивость его форм, отсутствие эквивалентности и формализованности экономических отношений. Это место кочегарных и сторожевых постов, которые захватывались интеллигенцией, чтобы освободить место для искусства и исследования, которые затем, впрочем, не будут конвертированы в экономический капитал. Контрпроизводительная сила работы. Эти «низкие» места труда были важны как элемент противостояния принуждению к труду, попытка обойти идеологические ритуалы, вырвать часы времени, свободного от «общественно полезного труда», санкционированного государством. Закон об обязательном трудоустройстве «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни», принятый в 1961 году, выполнял в первую очередь функцию идеологического контроля, что в 1980-х годах привело к формированию различных практик субверсии, ухода от принуждения к работе.

С падением Советского союза, принуждение к труду было интернализировано: работа стала нужна, чтобы не умереть от голода и бедности. С приходом западных фондов, лени стало еще меньше. Необходимо было понять механизм работы западного культурного поля: строить карьеру, получать признание, работать над проектами. 2 апреля 2015 года в Беларуси вступил в силу Декрет № 3 президента республики Беларусь о введении налога на тунеядство (Декрет «О предупреждении социального иждивенчества»). Декрет заключается в следующем: граждане, которые 183 дня были безработными, в течение календарного года должны заплатить налог в размере 20 базовых величин (на лето 2017 года – около 200 евро). По сути, старая форма принуждения к труду, но в новой идеологической оболочке и новых режимах экономической эксплуатации, вернулась на место.

Дарья Данилович. “Инкубатор труда” – оказание помощи пострадавшим от Декрета. Скриншот из видео.

Несмотря на то, что теме труда и лени художника в искусстве Восточной Европы всегда уделялось большое значение, в Беларуси по ряду причин эта тема только начинает занимать важное место. Cами экономические условия способствуют этому – отсутствие закона о фрилансе, криминализация зарубежного финансирования, невнятный статус культурной работы, отсутствие образования и частного капитала в сфере искусства.

В случае Беларуси 2010-х, этот закон был принят прежде всего в попытке найти деньги для бюджета во время экономического кризиса. Если декрет в первую очередь направлен на беларусов, работающих за границей и не уплачивающих налог в стране, то неожиданным образом директива проливает новый свет на социально-незащищенные виды труда: труд матери-домохозяйки, дешевый труд художника и фриланс журналиста. По сути, закон является мощным инструментом контроля, а также показывает полную эрозию концепта «социального государства», столь активно эксплуатирующегося в лукашенковской Беларуси. Это своего рода авторитарная мера крайней экономии: социальная сфера не просто урезается как в неолиберальных капитализмах, но вырывается из рук больных, нетрудоспособных и анархистов, и дисциплинирует всех остальных (хочешь получать «бесплатное» образование и медицину – работай!), полностью разваливая социальное государство и его в корне социал-демократическую идею социальной защищенности. Единственное отличие заключается в том, что, с введением этого закона, контроль работает не столько через уровень идеологии, сколько через экономику: не хочешь подчиняться – заплати!

На фоне крайне тяжелой экономической ситуации закон (его правоприменение началось спустя год, когда вступил новый налоговый цикл) вызвал одну из самых мощных волн гражданских социальных протестов, неаффилированных с официальными политическими партиями или движениями. Сперва протесты проходили без вмешательства властей, однако уже с начала марта ОМОН начал задержания и разгоны. 15 марта в Минске прошел санкционированный марш против Декрета, после которого сотрудники ОМОНа в штатском задержали в общественном транспорте ехавших с акции анархистов, а также других пассажиров. Всех их, основываясь на лжесвидетельствах омоновцев, приговорили к административному аресту сроком от 12 до 15 суток. 24 марта количество задержанных превысило 300 человек, на десятки людей были наложены штрафы. Демонстрация 25 марта была фактически заблокирована властями: городской транспорт не останавливался в этой части города, милиция и ОМОН задержали практически всех прохожих, колонна анархистов была схвачена еще на подходе к месту проведения акции.

Выставка Максима Сарычева «Слепая Зона», которая прошла незадолго до этих событий, в феврале 2017 года, в минском выставочном пространстве ЦЭХ, была посвящена как раз этой теме: бессилию перед полицейским аппаратом, страху и паранойе перед возможным обыском и задержанием, психологическому и физическому насилию, которые были метафорически переданы через мрачные изображения искореженных рекламных щитов после шторма 2016 года, тревожные пейзажи и вырытые ямы, иллюстрации с изображением тел с наиболее уязвимыми местами для ударов. Неудивительно, что активистка, изображенная на одном из портретов серии, и в этот раз оказалась за решеткой.

2. ФРИЛАНС И СОЮЗ ХУДОЖНИКОВ

В интервью немецкой художнице Хито Штейрель, Олег Фонарев, украинский разработчик и программист, приводит пример трансформации глобальных экономических связей, используя понятие «ниаршора» в противовес понятию «оффшора». В сфере информационных технологий, страны Восточной Европы стали играть место аутсорсированного труда – компетентного, высокотехнологичного и дешевого. Неудивительно, что в самой близи реальных боевых действий также разрабатываются виртуальные военные симуляторы, компьютерные игры и 3Dграфика. Это характеристика одной из нескольких тенденций, определяющих восточно-европейские режимы труда и отдыха. Если работа программиста вытягивает уровень средней зарплаты к своему высокому горизонту, то работа культурного работника остается ее горизонтом нижним. Так, работа библиотекаря считается одной из самых низкооплачиваемых, полная ставка которой с учетом премий равняется 160 евро (на лето 2017 г.). Введение Декрета о тунеядстве стало катализатором обсуждения труда и статуса работы художника, как ее можно определять, оплачивать и защищать.

Если закон о предотвращении социального иждивенчества в Беларуси все-таки в первую очередь фокусируется на «черной» экономической деятельности, то именно в сфере культуры он вскрывает свои идеологические эффекты.

Как художнику избежать уплаты налога на тунеядство?

Стать фрилансером, получить статус творческого работника, организовать фиктивную секту, совмещать художественную практику с другой официально зарегистрированной работой, стать членом официального союза художников, дизайнеров или архитекторов, учиться за границей, получить справку об инвалидности, уехать в деревню и получить разрешение колхоза на работу с землей, быть ремесленником.

Все эти формы ухода от налога практикуются и обсуждаются в художественной сфере. Поскольку средний уровень дохода художника является крайне низким, и отсутствует более-менее вменяемое законодательство о фрилансе, совмещение нескольких профессий (программиста и фотографа, дизайнера и художника) остается наиболее распространенным.

В Беларуси официальная политика Министерства культуры признает в первую очередь структуры, принципиально не изменившиеся с советского времени: например, Союз художников или Академию искусств. Очевидно, что во многом это происходит для поддержки уровня идеологического контроля. В то же время активно начали зарабатывать символический капитал частные корпорации или предприятия, основанные на олигархических деньгах, как например проекты Белгазпромбанка (дочернее предприятие «Газпрома») или «Дом Картин» (проект сбежавшего украинского олигарха Игоря Якубовича). Эти пересечения рождают гибридные институциональные формы, совмещающие бюрократическое управление, частный капитал и идеологическую цензуру. Все официальные члены союзов художников, дизайнеров, архитекторов освобождаются от уплаты налога, что как раз показывает на директивный способ управления культурой.

Фриланс художники, дизайнеры и фотографы остаются за легальными рамками закона о тунеядстве. Несмотря на то, что существуют способы легализации (например, через оформление ИП), многие из них остаются грабительскими на практике.

Для тех, кто не состоит в официальных союзах (чтобы стать членом Союза художников, необходимо иметь высшее художественное образование в беларусских учебных заведениях и участие в республиканских выставках), существует вариант подачи заявления на рассмотрение присвоения статуса творческого работника. В комиссию, выносящую решение о том, является ли заявитель творческим работником, входят все те же бюрократы и главы официальных союзов. Возглавляет комиссию первый заместитель министра культуры. Так, известны случаи, когда музыканты, пишущие электронную музыку не получают сертификат из-за незнания партитур и нот; живопись художников может быть слишком абстрактна или недостаточно академична; заявителю не хватает рекомендаций и упоминаний в государственной прессе.

На сегодняшний день Декрет всего лишь заморожен на год, и неизвестно, что принесет следующая весна: движения протестов и низовой кооперации, реальный профсоюз культурных работников, платформы и новые формы кооперации? Или же, как это часто бывает, молчание, апатию, закрытость в своих студиях и мастерских.

3. СООБЩЕСТВА, ФИКТИВНЫЕ РЕЛИГИИ, ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ДРАМА

Сложно сказать, что в истории беларусского искусства художники часто задавали вопросы, связанные с изменениями структур труда, условиями работы своего поля и экономикой. В 2000-е Марина Напрушкина разговаривала с городскими планировщиками и архитекторами, Александр Комаров сравнивал работу сибирских шахт и франкфуртской биржи, группа «Бергамот» во время перформанса кидала монеты в галеристку и выясняла статус художника. Более молодое поколение художников напрямую стало критиковать условия своей работы: художественную рутину и расхожие проблемы восточно-европейского искусства, такие как нехватка выставочных пространств, коррупция, непотизм и консервативность художественного мейнстрима. Акции и суд против Национального центра современных искусств Алексея Толстова, фотомонтажи Сергея Шабохина о фиктивном закрытии всех мест, связанных с искусством в Минске, его серия нелегальных лекций для студентов Академии искусств, запуск выставки «Диплом» о критике системы художественного образования, работы Жанны Гладко, в которых она рассматривает незащищенный и невидимый труд-заботу художницы и иерархию в художественной системе.

Группа eeefff Дины Жук и Николая Спесивцева с самого начала своей практики интересовалась, как меняется труд в его современном цифровом нематериальном состоянии, как работает его автоматизация, соприкосновение его человеческой и не-человеческой стороны, интерфейс, алгоритм. Группа eeefff является частью как «Работай Больше! Отдыхай Больше!», так и «Летучей Кооперации» – проектов, которые предложили новый взгляд на соотношение труда и отдыха после выхода Декрета о тунеядстве.

Серия мероприятий «Работай Больше! Отдыхай Больше!» была разработана с целью рефлексировать об опыте работы и отдыха, продуктивности и лени, интенсификации, смешения, взаимопроникновения разных трудовых режимов. Рабочую группу (Дина Жук, Николай Спесивцев, Оля Сосновская, Алексей Борисёнок) интересовали вопросы не только условий работы художников и кураторов, но и диспозиция труда в целом. Задача проекта и приглашение к участию делали акцент на том, как меняется эта конфигурация, как работают классический завод и корпорация (например, «Беларуськалий»), выкачивающие ресурсы из земли, и новый тип экономики, которая выкачивает эмоциональные и когнитивные компетенции: аутсорсинговый труд программистки, изматывающий труд активиста, репродуктивный труд женщины, отдых рейвера, отдых философа, отдых заводского рабочего. РБ!ОБ! – это прежде всего попытка изобрести пространство, в котором в разных дискурсивных и перформативных форматах можно обсудить эти сюжеты не только в рамках местного узкого культурного поля, но в более широкой восточно-европейской перспективе, где есть возможность пригласить друзей и коллег, создавая мощное, заряженное аффектом со-участия, событие.

В 2016 году РБ!ОБ! было посвящено картографированию понятий, связанных с культурой позднего капитализма, аффектов работы и отдыха: лени, гедонизма, сверхпродуктивности, усталости, психологического стресса. В 2016 году группа художников «Летучая Кооперация» начала разрабатывать проект уклонения от Декрета о тунеядстве. При внимательном чтении текста Декрета группой было обнаружено, что от налога освобождаются «священнослужители, церковнослужители религиозной организации, участники (члены) монастыря, монашеской общины». Эта строка закона послужила разработкой фиктивного культа «Экзокоид». Для формирования культа, связанного с летучей рыбой, была создана фиктивная секта со своей историей, ритуалами, местами культа и протоколами. В рамках выставки «Политика хрупкости» в галерее «На Шаболовке» (Москва) «Летучая Кооперация» приглашала посетителей стать прихожанами. Документы были сданы в налоговую, но, возможно, не были рассмотрены из-за приостановки действия Декрета. Организация культа – это в данном случае не нью-эйдж, спиритуалистическая практика, а выработка низовых форм кооперации и самоорганизации (один из главных концептуальных горизонтов ЛК), создание новых систем родства и дружбы.

Подобный квазирелигиозный ответ на Декрет о тунеядстве отсылает к постсоветской популярности мистических культов, воплощенных, например, в гипнозе и заговаривании воды, и к черной экономике – вкладам, финансовым пирамидам, спекуляциям. Видео-работа художницы Дарьи Данилович также основывается на этих феноменах: в серии видео фиктивная организация «Международный» заговаривает воду для «сохранения» от действия Декрета и вводит новую экономическую систему бартера трудовых дней, критикуя формальность статуса тунеядца. Формально этот статус может быть использован по отношению к лицу, которое работало меньше 183 дней в году.

Дарья Данилович. Сеанс энергетического излечения от тунеядства. Заряд воды. Скриншот из видео.

В 2017 году РБ!ОБ! призвал посмотреть на процессы, развивающиеся на разных скоростях, и на их совместную работу, пересечения и поломки при помощи абстрактной машины «трансмиссии»: «воображаемого инструмента по управлению акселерацией, который предполагает соприкосновение шестеренок: тел, объектов, историй и аффектов». Термин «добывающий капитализм» (extractive capitalism), с которым работает исследовательница Саскиа Сассен в своей антропологической поэме «Expulsions» 2014 года, объясняет, как работает современный капитализм, и подводит под общий знаменатель различные процессы извлечения прибыли из земли и из тела. Новая фаза капитализма, более не связанная исключительно с модернистской продуктивностью, массовым потреблением и оборотом товаров, скорее представляет собой гигантский механизм извлечения ценности из человечества и природы, с постепенным высасыванием всех возможных ресурсов, включая жизнь, психические и когнитивные способности, а также биосферу.

Так например, Владимир Грамович описывает ситуацию корпорации «Беларуськалий» и города Солигорска, построенного для добычи калия – основы процветания Республики Беларусь и миллиардов тонн калия, выкопанного в 2003 году. Используя риторический пример, художник предлагает заполнять эти образовавшиеся полости искусством в качестве корпоративных коллекций (примером которой является коллекция другой корпорации – Белгазпромбанка). С другой стороны, в рамках серии мероприятий обсуждалось тело как другая полость выкачивания и наполнения аффектом: в дискуссиях, посвященных эмоциональному труду (Ира Кудря) и эмоциональному выгоранию (Таня Сецко).

Лина Медведева и Максим Карпицкий организовали показ беларусского советского фильма начала 1980-х «Его отпуск», сюжет которого разворачивается вокруг рабочего-передовика Кораблева, который устанавливает, что причиной постоянных проблем с производством продукции являются некачественные детали смежников. Кораблев берет отпуск, едет в другой город на завод «Красный луг» и устраивается на работу, скрывая истинный мотив приезда. Он собирается переналадить оборудование в цеху, где выпускаются детали для его родного завода.

Фильм вкладывается в такое жанровое обозначение как «производственная драма», и этот термин за рамками советского жанрового кино, мне кажется, может описывать многие из тех поверхностей, которые деформируются под действием добывающего капитализма. В целом, я бы предложил рассматривать эти художественные реакции на Декрет о тунеядстве как такого рода производственную драму, которая вскрывает и анализирует не только индустриальный труд, но и то, как психические, эмоциональные и когнитивные компетенции становятся частью того, что также было названо добывающей машиной капитализма в условиях авторитаризма в Беларуси.

*Это эссе было впервые опубликовано в Hjärnstorm nummer 132: Belarus/Sverige в 2018 году и отредактировано для публикации на Status Platform в июле 2020. 

СИМУЛЯТОР ЛЕНИ

Вступление

В качестве реакции на современную экономическую систему, завязанную на самоэксплуатации, прекарном самоменеджменте и переутомлении, подкрепляемых чувством вины и депрессией, мы создали сборник различных упражнений для практики удовольствий и лени, радикального безделья, не-работы и непродуктивности. Руководство было составлено участницами и участниками исследовательской группы “(не)работа” и приглашенными экспертками.

Список упражнений

Как стать ленивыми на долговременной основе после продолжительного и утомительного исполнения трудовых обязанностей с серией множественных провалов и срывов

Получите стипендию, которая не обусловлена регулярностью вашего производства, но гарантирует регулярные выплаты. Исходя из ее условий вы можете быть должны произвести что-то – но только в конце. Чем дальше и неопределеннее конец, тем лучше. Расплывчатость расписания и отсутствие ограничений по времени вместе с нехваткой или отсутствием промежуточных сроков и контроля позволят вам самим руководить распределением нагрузки и времени.

! Опасайтесь соблазна превратиться в секретарей, ассистенток, начальниц и милиционеров по отношению к самим себе!

Существуют два способа практики лени. Продвинутый способ подразумевает начало не-работы над вашим “проектом”, как только вы получите стипендию. Бескомпромиссным трудоголикам с высоким уровнем ответственности и предрасположенностью к чувству вины мы предлагаем щадящий режим, который предполагает постепенное уменьшение времени работы над “проектом”. Начиная с 8 часов работы в день 5 дней в неделю, необходимо работать на час меньше каждый день, чтобы через полторы недели прийти к 1 часу работы ежедневно. Следующим шагом будет уменьшение количества рабочих дней в неделю. Необходимо либо постепенно сокращать их количество, либо начать с пропуска каждого второго рабочего дня и впоследствии пропускать все больше и больше дней подряд. В конце концов после растянутых выходных и продолжительного безделья станет все сложнее вернуться к рабочей рутине. Когда вы почувствуете, что полностью впитали лень, можете приступать к практике лени независимо и без временных рамок.

! Опасайтесь перевозбуждения из-за количества свободного времени и попадания в ловушки других проектов, направленных на производство. Отклоняйте все приглашения и игнорируйте прием заявок на проекты, которые предполагают необходимость работать.

! Опасайтесь чувства вины, которое в какой-то момент начнет назойливо появляться. Помните, что “лень” как негативное явление – это понятие, навязанное эксплуататорскими капиталистической и государственной системами. В работе нет ничего естественного или нормального. Постоянный труд не обязателен. Ваше тело может само регулировать режимы активности, так что доверяйте ему. В конце концов подумайте и ответь себе честно: были ли справедливо (если вовсе были) вознаграждены ваши время и усилия, потраченные на труд в течение многих лет? Так что ваше безделье – это просто запоздалое возмещение убытков или растянувшаяся реабилитация после выгорания.

! Восстанавливающий эффект лени на долговременной основе может стать недействительным, когда / если возникает настоящий действительно крайний срок сдачи.

Оля Сосновская

Цифровой коллаж Оли Сосновской  

Построение карьеры в умирающем мире / Амбициозность в горе

Найди в интернете статьи по теме “изменения климата” и читай в течение одного часа.

Вспомни природные катаклизмы, произошедшие в течение года и происходящие в настоящее время.

Посмотри в окно и подумай, является ли погода нормальной для этого места и времени года. Когда стали заметны эти аномалии?

Соотнеси прогнозы ученых о последствиях изменения климата со своим возрастом: сколько тебе будет лет, когда большинство ледников растает? Когда половина существующих видов вымрет? Когда некоторые страны станут необитаемыми?

Ответь себе честно: как ты хочешь провести годы, оставшиеся до катастрофы?

Оля Сосновская


Цифровой коллаж Оли Сосновской  

Как писать черную картину в течение трех часов на городской площади

Принеси чистый белый холст, мольберт, черную краску и одну кисть на городскую площадь. Лучше всего выбрать то место, где есть какие-либо элементы черного цвета.

Закрашивай белый холст черным в течение трех часов.

Правила этого перформанса предполагают, что нужно быть открытым для вопросов прохожих, но никогда не прекращать писать, делая медленные и контролируемые движения.

Не стесняйся превратить этот перформанс в общее обсуждение традиций монохромной живописи (Малевич и другие), природы черного цвета и живописи как действия.

Этот перформанс состоялся в 2010 году на площади Сергельсторг в Стокгольме. Больше информации здесь.

Нильс Клаессон

Как писать белую картину на белом холсте на черной сцене-коробке

Принеси чистый белый холст, мольберт, белую краску и кисть в пространство сцены.

Пиши белым по белому холсту в течение 20 минут.

Перформанс предполагает, что нужно быть открытым к вопросам публики, которая сидит или стоит вокруг художника.

Без колебаний отвечай на вопросы о традиции монохромной живописи и природе белого цвета. Одной отсылкой для дискуссии может стать белая живопись Малевича. Другим художником, которого стоит упомянуть, является Роберт Райман. Темой для обсуждения также может быть природа белого цвета и отношения между белым цветом и черной коробкой как пространством.

Нильс Клаессон

Рождены, но еще не названы

Дождись, пока наступит твой день рождения. Пригласи всех своих друзей на долгую прогулку по городу. На мой день рождения я написала сообщение:

2 мар 2019 г., 19:29

всем привет! зову всех гулять по нагатинской-подняться-на-горку-шляться-и-пикниковаться-наведывать-местные-кафе-и-склоны.

встречаемся ЗАВТРА (воскресенье) в 15.30 в KFC возле станции метро Нагатинская. берите с собой еду, напитки, друзей, кого/что хотите. ну и надевайте обувь, готовую ко всему) до встречи! обнимаю каждого и каждую!

Ты можешь предложить свой собственный маршрут или попросить друзей о помощи с маршрутом.

Во время прогулки доставь себе удовольствие: принеси самогон отца твоего друга и выпей его на самой красивой высокой точке с видом на город; не колеблясь пробуй местную еду из киоска и пей алкоголь, купленный в магазине на углу.

После этого празднования вы обнаружите у себя алкогольную интоксикацию и можете даже стошнить коллективно с друзьями. После этого тело подскажет, что тебе нужно делать: просто лежи в кровати три дня, перенеси все свои встречи, ешь только легкую и здоровую пищу, отбрось все старые идеи и сомнения (тело все равно не позволит тебе это сделать). Это время может быть в каком-то смысле непродуктивным с точки зрения продуктивности или очень продуктивным с точки зрения непродуктивности.

Дина Жук

Комментарии

Даааааа, интоксикации! Я думаю, что это очень хороший инструмент. Похмелье, выхода. И это показывает сложные взаимоотношения между удовольствием и фрустрацией/болью в рабочих/нерабочих отношениях. Также служит своего рода реакцией на культуру стимуляторов и витаминов, улучшающих продуктивность.

Да, для меня это работает в качестве своеобразного обновления (хотя это может звучать безумно), я начинаю видеть все с нового, неожиданного ракурса.

Хотела добавить другое суб-упражнение.

2) Заболей.
Это может быть несильное отравление или простуда — осторожно с силой болезни. В настоящее время рабочий график, основанный на дедлайнах, фрилансе, или почасовой трудовой договор лишают нас возможности получить необходимый больничный. Тем не менее, как упоминает Дина, твое тело не позволяет тебе следовать им. Просто следуй желаниям своего тела, не-возможностям и стремлениям — лежи в кровати, спи, не смотри на экраны слишком много, не думай, забудь о своих амбициях и тревогах.

Стесненная активность

Пожалуйста, найди что-то, что лучше всего послужит для тебя шиной. Разделочная доска, блокнот или эргономическая часть мебели – это хороший выбор! Также необходим материал, который будет фиксировать шину. Используй что-то подручное: шарф, пояс, провод от зарядного устройства твоего ноутбука или смартфона.

Напиши на небольших листочках бумаги названия тех частей тела, которые могут быть стеснены. Лучше всего попросить сделать это друга: таким образом можно будет избежать любых когнитивных искажений.

Закрой глаза и возьми один из листков. Прочитай название выбранной части тела и стесни ее, используя подготовленные материалы.

Вот некоторые изображения для вдохновения/депривации:

Изображение предоставлено Колей Спесивцевым

Делай то, что запланировано на день, в течение 45 минут оставаясь в стесненном положении. Пожалуйста, сосредоточься на своих чувствах. Какие процессы вышли на передний план? Какие подавлены или замедлены? Что находится в фокусе твоего внимания? Что находится вне твоего взгляда? Хочешь ли ты продлить стеснение? Какую часть твоего тела ты хочешь стеснить в следующий раз?

Пожалуйста, прекрати это упражнение строго через 45 минут, даже если ты хочешь его продлить.

Сфотографируйся в стесненном состоянии. Пришли фото нам вместе со списком дел, которые тебе удалось сделать в течение упражнения.

Повтори упражнение завтра.

Лучше делать это упражнение коллективно.

Коля Спесивцев

Комментарии

Как ты думаешь, это упражнение спровоцирует тебя делать больше усилий или меньше?

Я думаю, интереснее всего сфокусироваться на различных механизмах акселерации, встроенных на психосоматическом уровне в наши тела. Поэтому задача этого упражнения не в том, чтобы производить больше или меньше, но чтобы создать новую общность между разными частями самих себя. Я логично объясняю?

Да! Все очень логично )

Обсессия по инструкции

Подумай о человеке, который тебе нравится или нравился не так давно. Если ты любишь сейчас кого-то, это тоже подходит.

Подумай о человеке в течение 5 минут. Как человек выглядит, как звучит его или ее голос? Вспомни те моменты, когда вы были вместе. Как вы впервые встретились? Где вы были вместе после этого? О чем разговаривали? Прикасались ли вы друг к другу? Если нет, то вспомни, как ваши тела располагались в пространстве по отношению друг к другу.

Представь, как вы встречаетесь снова и что вы при этом делаете и говорите. Что сделает этот человек и как ты отреагируешь? Прояви изобретательность. Можно использовать предыдущие встречи для вдохновения и основы твоих фантазий.

Найди профиль этого человека в социальных сетях. Чрезмерно внимательно рассматривай профиль в течение как минимум 30 минут. Просмотри фотографии, прочитай посты и комментарии, проверь людей, которые поставили лайки. Рассмотри людей из списка контактов. Делай это внимательно и кропотливо.

По желанию: Напиши сообщение этому человеку, но не отправляй его. Подожди минуту, потом перечитай. Отредактируй. Напиши несколько новых сообщений. Выбери одно, которое ты хочешь отправить.

! Остерегайся потенциальной одержимости работой в том случае, если привязанность слишком сильная, но не взаимная.

Оля Сосновская

Комментарии

я задумалась, стоит ли включать это упражнение. во-первых, этично ли вовлекать других людей в такую тренировку, хоть и косвенно, а во-вторых, может, это слишком глупо. что думаете?

мне нравится идея подвешенных обсессий, натренированного эмоционального потенциала, который, может быть, раскроется в будущем, а может быть и нет. такой эмоциональной работы в прок. возвращаясь к твоему вопросу, мне кажется, этим людям будет приятно, что в кутерьме бессмысленных дел человек, который будет делать упражнение, о них вспомнит и, может быть, даже напишет им. ведь мы не обижаемся, что нас поздравляют с днем рождения по мановению алгоритмической волшебной палочки социальных сетей!

Наблюдение за великими успешными молодыми художниками, кем ты никогда не станешь

Зайди на сайт https://futuregenerationartprize.org/ или любую другую страницу премии для молодых художников или проверь списки участников “Документы” и Венецианской биеннале чтобы найти тех, кому нет 35 лет. Просмотри личные сайты участников, поглазей на глянцевые скриншоты и блистательные фотографии экспозиций. Пролистай бесконечные списки выставок в их резюме. Проверь, в каких университетах они учились. Сосчитай, во сколько тебе обошлись бы образование и жизнь в этих странах, учитывая траты на получение визы в зависимости от твоего гражданства. Если возможно, проверь, насколько разнообразны выпускники этих университетов в смысле этнической принадлежности, гендера, класса и происхождения.

Если получилось так, что вы заканчивали один и тот же университет, задай себе вопрос: почему ты до сих пор не среди этих людей? Оглянись на свою жизнь и проанализируй, что привело тебя туда, где ты сейчас находишься. Помечтай о других возможностях, которые могли у тебя быть, – вероятно ли, что они что-то изменили бы? Учитывая опыт прошедших лет, думаешь ли ты, что твой статус может радикально измениться в ближайшем будущем? Спроси себя, не тратишь ли ты слишком много усилий, чтобы контролировать то, что невозможно контролировать?

Если ты все-таки никогда не станешь великой успешной молодой художницей или художником, расслабься и делай то, что ты на самом деле хочешь, получая удовольствие.

Оля Сосновская

Тела за не-работой (спящие тела – больные тела – истощенные тела – необученные тела)

Создай плейлист с музыкой, которая заставляет тебя пуститься в пляс. Упражнение будет более эффективным, если у тебя есть хорошая или достаточно громкая звуковая система, но использование наушников тоже возможно. Заведи будильник на любое время в течение твоего рабочего дня. Это упражнение можно выполнять везде, единственное требование – близость к твоему рабочему месту, чтобы можно было сделать упражнение сразу после того, как ты его покинешь.

Начни упражнение: включи музыку из плейлиста и танцуй энергично, самозабвенно и страстно как минимум 10 минут. В результате этого упражнения твое внимание и тело решительным образом отвлекутся от рабочей рутины, чей непрерывный поток будет прерван. Повторяй тренинг каждый день, постепенно увеличивая его длительность, прибавляя каждый раз как минимум минуту.

Оля Сосновская

Комментарии

Является ли танец непродуктивным или, наоборот, тренирует выносливость и способствует реабилитации, позволяя улучшенному телу быть полезным и способным работать? Заменять изможденность работой другим переутомлением, которое кажется освобождающим и трансцендентным. Делает ли это тела неподвластными логике капитализма или, скорее, тренирует их способность выносить часы монотонной работы?

Мне тяжело подумать про автономию любого вида активности от логики повышения добавочной стоимости (креативного потенциала в том числе). Все, что казалось автономным и аутентичным вчера, завтра может быть в основе отчужденного труда. Поэтому, возможно, лучше обсудить не места/время/состояния-наших-тел, но сети, которые мы можем сплести/свить. Мой вопрос таков: какого рода солидарность/эмансипацию мы можем создать на основе танца?

<3 за последний вопрос!

Как играть в компьютерные игры, которым все равно, что ты в них играешь

Этим мыслям я обязана Александре Аникиной, которая меня вдохновила.

Скриншот из видеоигры Всё, разработанной Дэвидом ОРайли, 2017

Mountain. Это некий мир, в котором существует отдельная, автономная по сути гора, такой агент вне твоих человеческих связей. Гора, которая перемещается, ты можешь к ней приближаться или отдаляться.

Скриншот из видеоигры Всё, разработанной Дэвидом ОРайли, 2017

У человека, который смотрит на это, роль обозревателя – ты больше не можешь контролировать внутренности компьютерной игры, а скорее все происходит наоборот: она развивается и живет сама по себе. За 1 доллар ты получаешь доступ лишь к обзору субъективности, у которой полностью свой мир. В игре меняются день и ночь, условия существования, при этом как пользователь ты можешь только совершать микродействия, которые ни на что не влияют. Иногда также ты можешь увидеть состояние горы, которое выводится на экран, или попытку диалога (или просто вопрошания?).

Скриншот из видеоигры Всё, разработанной Дэвидом ОРайли, 2017

В Everything ты можешь стать одним из животных, насекомых или частиц во вселенной на микроуровне или на макроуровне – скажем, кометой. При этом твой персонаж может путешествовать во времени. Сегодня я была мамонтом, я попала в ледниковый период. Ты можешь проникать в агентов разных уровней и становиться божьей коровкой или молекулой этой божьей коровки, если ты там проведешь достаточно времени и достигнешь этого уровня. Если можно было бы представить себе картину Вселенской Прокрастинации, то ты здесь оказываешься. Ты можешь ничего не делать: если ты опускаешь руки, то сам агент начинает жить своей жизнью, он ходит и перемещается по планете, которая точно также, как и Гора, является таким островом (утопическим?), где происходят процессы, с которыми можно сосуществовать и в дальнейшем в них погружаться (или это и есть сосуществовать, просто внимательно?).

Игры, которым уже не нужен зритель, игры, которые лишены даже зрительского взгляда, взгляда как бы извне. Там нечто происходит, пока тебя нет, мир меняется и развивается, его не сковывает взгляд “Бога”, взгляд человека. Человек больше не руководит и не контролирует игровой юниверс. Там присутствуют тела в процессе создания, а не уже созданные тела.

Дина Жук

Скриншот из видеоигры Всё, разработанной Дэвидом ОРайли, 2017

Создай временную рекреационную зону

Пригласи гостей через приложение-агрегатор по доставке еды в твоем городе. После того как гости приносят первые угощения, пригласи их к столу. Расскажи, что пикник был специально инициирован для доставщиков еды и создан их коллегами. Это временная комната отдыха от ежедневной рутины. Гости приглашены найти время на перерыв в их безумном рабочем графике и немного побыть на пикнике, побыть вместе.

eeefff

Комментарии

а как вообще работает график доставки еды? я так понимаю, в россии ты не можешь просто так взять паузу — должен разрешить менеджер, а если делать это как незавершенный заказ, то может выглядеть как опоздание, да? + другие заказы в очереди будут ждать? в общем, интересно было бы подумать, как реально обмануть их систему и график!

Насколько я знаю, это достаточно крокодиловая система, по крайней мере в Москве. Да, ритм работы ты не задаешь сам, но его регулирует не то менеджер человек, не то алгоритм-оптимизатор человеческих ресурсов. Еще полгода назад можно было видеть доставщиков яндекс еды, которые целой компанией бездельничают в макдональдсе или бургер кинге. сейчас в алгоритмических головах менеджеров что-то поменялось и бесцельно слоняющиеся доставщики пропали с улиц и кафе.

Инструкции для непродуктивной сессии снов наяву

Это упражнение необходимо выполнить около 14:00 посреди рабочего дня. Это танцевальная медитация, которая облегчает бремя твоей повседневности и заставляет твое тело расслабиться и забыть о ежедневных проблемах. Чтобы выполнить упражнение, следуй инструкции.
Скачай аудио файл с soundcloud на твой телефон.
Выйди из офиса и найди спокойную полянку, на которой нужно будет войти в медитативное состояние. Под “полянкой” в данном случае понимается плоская поверхность, на которой возможно прилечь. Это может быть пол спальни, городской парк или залитая солнцем крыша. Она может быть где угодно, главное быть в одиночестве и чувствовать себя безопасно и комфортно в горизонтальном положении. Ложись. Расслабься. Надень наушники. Включи аудиофайл.

Это упражнение вдохновлено проектом “Бесконечности” хореографа Сергиу Матиса (Sergiu Matis), с которым я близко сотрудничаю. Его проект основан на исследовании Эрнста Блоха “Принцип надежды”. Премьера “Бесконечностей” состоялась в Берлине в 2017 году. Саундскейп создан Карлом Перксом (Carl Perks).

Мила Павичевич

Как расстроить Отца (Покушение на сильных с негодными средствами!)

Задачи-истории для выживания о скрывающихся из виду Трудностях и Праздностях дочерей.

Праздник Непослушания тактических прелестей, трудности чар наивного восстания: искусство угощения и поглощения, подбора и приношения, маленькие кландестинные манипуляции и тройное предательство имени Электры, Эклера и Молнии!

Car la poudre et la foudre c’est fait pour que les rats envahissent le monde! Потому что порошок и молния созданы для того, чтобы крысы вторгались в мир!

Инсценировки:

Отец — испорченная трюфельная паста, которая не может пробраться в пышную парадную особняка Гюбена, — утонул в роскоши, снизу хода нет, приходится подглядывать за балом лепнины и мрамора в окно, бить в него печальным крылом, ядом глаз-волос-змей, всеми своими кишечнорозовыми восемью пальчиками. Венецианский мой отец, я дарю твоему черному вакууму подношение-отношение, итальянскую пасту-дочь, не пригодную к употреблению.

Снизу к тебе нет хода, но я знаю: здесь, внизу живут девочки, которые набивают рты грязью и вынимают ее губами, интуитивные ищейки в поисках кулинарных подарочных ингредиентов для Кухни Землистого Яда.

Отец — клубничный Дирол, нежно-обжигающая жвачка на опадающей кусками краске, шелухе, чешуе (через соломинки) вызывает слюну, пену рта!

Отец — синяя Электра. Послание-вопрос из Синего Огня Собственного Несовершенства излюбленной древнегреческой героини, одной из украшений греческой драмы: как расстроить Отца?

Добро пожаловать в кукольный дом!

Гиперактивное упражнение

Изображение предоставлено Алексеем Борисенком

Парадоксально: один из способов не делать ничего – это связать себя с бюрократией, ее мощной контрпродуктивной силой и ее субстратом: архивом, делопроизводством и документацией. Если для субъекта, которому необходимо нечто, бюрократия оказывается сущим адом и хождением по замкнутому кругу, то для агента бюрократии, расположенного внутри, она может стать истинной прокрастинацией, высшей формой ничегонеделания со своими маленькими машинами удовольствия и сжигания времени. Специфический тип удовольствия, окружающий рутину повседневной жизни и связанный с бюрократическим управлением повседневности, прерывает работу, ломает ее привычный ритм, стимулирует глаза и пальцы. Можно ли использовать антитворческую непроизводственную силу бюрократии и архива в своих целях? Следующее упражнение, соединяющее в себе археологию, психогеографию и бесцельное шатание, поможет ответить на этот вопрос.

Для выполнения упражнения вам понадобится архив любого рода, цифровой или физический: картотеки, вернакулярные базы данных, репозитории, различные сборки информации, желательно содержащие неактуальную информацию. Перед началом упражнения мы зададимся вопросом Свена Спикера: «Есть ли какая-то часть архива, которая выходит из-под контроля архивариуса, что-то “за пределами архива”, что останется недоступным для его инструментов поиска?»1 Отвечать на этот вопрос не обязательно. Мы посмотрим на архив не как на язык дискурса и власти, но как на сочленение различных фрагментов информации, которые выскальзывают от регистров, карточек, хештегов и индексов.

Цель упражнения: бесцельное шатание по массивам данных.

Инструкция:

1. Найдите архив или базу данных. Поскольку, скорее всего, вы находитесь за экраном компьютера, удобнее использовать цифровой архив. Возможна работа и с материальным архивом: она активирует не только ваши глаза и пальцы, но и мышцы рук и спины. Для этого упражнения подходят базы данных, собранные благодаря пользователям: социальные сети vkontakte, «Одноклассники», last.fm, «Википедия», flickr, alibaba, youtube и т.д. Также подойдет и личный массив информации: например, старый хард драйв диск. Это могут быть любые психоданные: закладки, список контактов в соцсетях, заметки.

2. Придумайте протокол, которому вы будете следовать. Возможны варианты.

2. А) Хаотичный способ: основан на интуиции, подмигивании, соблазнении. Переходите по любой ссылке, которая кажется вам заманчивой, странной, интересной, притягивающей. Переходите по всем ссылкам, включая самые стремные и конспирологические.

2. B) Способ-протокол: некоторые пользователи, в особенности имеющие склонности к фиксации и контролю, любят следовать протоколу. Не бойтесь, придумайте самый странный способ перехода со страницы на страницу – все равно о нем никто не узнает. Например, переход на каждую пятую ссылку, на каждый материал, связанный с определенной темой, ключевое слово или слова, которые будут определять ваш выбор и т.д.

N.B. Часто корпоративные методы будут пытаться контролировать ваш выбор и подсказывать вам самые очевидные ходы, основанные на анализе ваших данных. Не дайте себя обмануть! Однако иногда не стоит избегать логики предложенного выбора – она может завести вас в странное место цифрового бессознательного.

3. Выключите все часы, пусть ход времени не отвлекает вас от столь увлекательного и контрпродуктивного занятия. Возможно, вы узнаете что-то новое, увидите особые образцы интернет-дизайна и даже что-то сохраните себя на компьютер.

4. Не останавливайтесь!

5. Переходите со страницы на страницу, с видео на видео, с трека на трек, с профиля на профиль – сделайте ваше бесцельное гиперактивное шатание наиболее бесполезным, странным и удивительным!

N.B. Это упражнение психологи часто связывают с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, столь характерным для нашего времени. Не поддавайтесь заблуждению! Бесцельное гиперактивное шатание может выполняться со всей серьезностью прокрастинации и высоким уровнем концентрации и внимания.

Пример гиперактивного бесцельного шатания по базе данных звуков социальной сети «Вконтакте» по ключевым словам, связанным с геологическими понятиями:

Звук преисподней → Заговоры Натальи Степановой, переделанные – Умножение залежей полезных ископаемых → Неизвестен – Звук движения тектонических плит → Вязкий Шараб – Тектонический клин → … → Илгашевский текстиль – АЛВ (атмосфера, литосфера, водород) → DJ AUTOMAT – ВКЛЮЧИЛ МАГМУ ОТКИНУЛО НА 10 МЕТРОВ BA$$ BOO$T

Алексей Борисёнок

Тревога – это место, место – это судьба

Аннотация

Мануал по не-работе и лени от н и и ч е г о д е л а т ь аккумулирует различные подходы к теме, разрабатываемые отдельными сотрудницами н и и . Не-работа с тревогой, с визуальными и поэтическими образами, с телом – составные части данного руководства; порой предлагаемые исследовательницами маршруты неожиданным образом пересекаются, образуя новые узлы на карте времени/тела/пространства, иногда – существуют автономно. Искренне надеемся, что каждый из пользователей сможет творчески применить наши наработки в собственной жизни.

Содержание

1) Алгоритмы не-действия

  • картографирование тревоги
  • влажная уборка vs дедлайн
  • переведи меня в текст
  • медленное движение
  • дедлайн как инструмент прокрастинации

2) Возможные проблемы и пути их решения
3) Часто задаваемые вопросы и ответы на них
4) Глоссарий
5) Предметный указатель
6) Где еще найти информацию по предмету, контактная информация

1) Алгоритмы не-действия

  • картографирование тревоги

тревога – это место, место – это судьба
работай над судьбой, расчерти свою тревогу, составь карту и план
вот очаги возгораний тревоги, это игра солитер, путешествуй по ней, как по минному полю
путешественник – это возможность протеза, вообрази себя в огне
например (*)
это осеннее поле, под желтыми листьями тлеют островки тревоги
распознавание тревоги – это код, тот же код уже вшит в твоем теле местами встречи, чувствуй будущие ожоги так, как будто они всегда уже есть
наложи повязку, наложи план на карту, помажь эти листья мазью

Изображение предоставлено н и и ч е г о д е л а т ь  

разметь на теле места тревоги, раскрась их и укрась
ты принарядился, давай поработаем с этим
как давно вы вместе
как долго пробудете в месте
отвечайте вежливо и корректно
как я встретил тебя – я узнал тебя по запаху листьев, ты моя серия взрывов давай украсим эти места и пойдем на вечеринку
ссылочки и ссылки, сошли меня во все места тревоги, я перейду сейчас, вот я перехожу
твоя страница горит
я ставлю ей лайк
она подмигивает мне
ты уже знаешь, где будет гореть сегодня?
кинешь ссылку?
места хотят быть круглыми, как гнезда
тревога тоже закручивается гнездом
наскролленные страницы как маленькие гнезда на пальцах

  • влажная уборка vs дедлайн

(*)

Я лежу и смотрю на пол. Больше я ничего не могу делать в этом состоянии – только лежать на полу и смотреть на пол. Я фокусируюсь на тонком слое пыли с лепестками от букета на восьмое марта. Я смотрю и чувствую, как возрастает желание это убрать. На данный момент это самое сильное мое желание, оно сильнее, чем желание жить.

Уборка – вот чего я хочу прямо сейчас. Влажная уборка. Я бы даже сказала генеральная. Нужно перебрать шкаф, убрать зимнюю одежду, разложить приправы по степени остроты. Это очень важно, гораздо важнее моего дедлайна по тексту, и тем более того недомонтированного видео.

Довольно редко, точнее, совсем недолго мы оказываемся в состоянии непрожеванного аффекта, когда не знаем, что именно чувствуем. Привычки распознавания чувств работают отлажено, и мы быстро упаковываем аффекты в нарратив. Тревога – это то ли средство достижения, то ли следствие аффективного бульона, неразличения эмоций.

Тревога подключает воображение: хочется вообразить контуры и четкие силуэты будущих дел, докладов, проектов вместо этого дребезжания и несовпадения с собой, лихорадка аффектов продуцирует спойлеры будущего, к которым можно вернуться, когда резонансы затихают.

  • переведи меня в текст

***

cтихи по пути на работу
заметки в ванной
как поживает внутреннее желе
трясущийся субъект
маг состояний тревоги, учитель, гуру
темное знание с другой стороны
жесты отчаяния
душевные практики
распознай меня
а потом переведи меня в текст
это колода карт
рубашкой вверх
рубашкой вниз
я лежу на постели
все ускоряющееся замедление
я замечаю следы печали на лицах друзей и саму печаль
вот ее складки
вот эти трещинки
вот эта неуместная пауза в разговоре
друг, мы сшиваемся в одно мягкое полотно
мы ждем одиссея
стол
на столе дребезжит
старая чашка морали
пока ты съедаешь свой ужин без вкуса еды
милый мой, я готов распахнуться навстречу

  • медленное движение

Найдите спокойное защищенное место, где никто не сможет отвлечь вас от выполнения практики. Сделайте небольшую разминку, которая подготовит тело к медленному движению. Включите тихую медитативную музыку (идеально подойдут китайские колокольчики). Поставьте таймер на определенное время. Рекомендуется начинать с 15 минут замедления в день, постепенно добавляя по несколько минут. Теоретически можно довести длительность практики до 24 часов в сутки, но пока, насколько нам известно, достичь такого результата никому не удавалось. Начинайте медленное движение от кончиков пальцев, постепенно охватывая им все тело. Попробуйте включить весь возможный спектр движения тела, сохраняя при этом самую медленную скорость, на которую вы способны. Продолжайте движение до тех пор, пока не прозвучит сигнал таймера. Плавно выходите из состояния замедления.

  • дедлайн как инструмент прокрастинации

Я существую лишь на полгода вперед.
Одна резиденция подтвердила мое участие,
а это значит, что я отвоевала еще шесть месяцев будущего.

Отложенные мероприятия формирую горизонт будущего, того будущего, которое не существует в мире постправды. Это маленькие горизонтики грядущих событий, проектов, конференций, докладов и поездок. Когда они приближаются, то лопаются на языке, как шипучие конфеты, создавая спойлер мероприятия в сети. Обычно этого достаточно, чтобы мероприятие так и не произошло.

Дедлайн как самый доступный инструмент прокрастинации позволит вам максимально долго откладывать событие. Когда вы обзавелись дедлайном, вы видите эту точку на карте (также многие видят линию, которую часто называют смертельной), и теперь вы можете двигаться в разные стороны, оставляя после себя непросмотренные закладки, руины чатов и ссылки, которые ведут в никуда. Это стратегия цифрового номада, без жесткой структуры и заданных правил прогулок в сети интернет.

Постарайтесь разумно подойти к дедлайну и использовать его многократно, бесконечно продлевая и перенося. В качестве такого экологичного примера можно привести биеннале “Мир без труда”, которая состояла из многочисленных опен-колл вечеринок “до” и бесконечно отложенных событий “после”.

2) Возможные проблемы и пути их решения

Основная проблема прокрастинации – в ее полезности. Если я не пишу текст, то я мою посуду, если я не делаю уборку, то я смотрю кино, если я не смотрю кино, то я блуждаю в интернете и узнаю что-то новое. Этот парадокс приводит нас к тому, что прокрастинация – это максимально продуктивное социально одобряемое действие. Порок 21 века является зашифрованным трудом. С помощью простых действий снимите стигму с прокрастинации, верните себе право на лень.

3) Часто задаваемые вопросы и ответы на них

Чем отличаются лень от прокрастинации?

Варианты ответа:

– Лень сладостная, прокрастинация горькая.

– Прокрастинация – это полный и явный процесс, он беспрерывен, даже если дискретно поделен на секторы со стороны разного заряда, но это единый акт, и он заряжен положительно, в то время как лень подразумевает мертворождение действия изначально, еще до его формирования как импульса, заранее отрицая его и сохраняя отрицательный заряд на всем протяжении.

– В прокрастинации есть некий потенциал, заряд. Это как руна Иса, руна заморозки. Кажется, что якобы ничего не происходит на внешнем уровне, но внутри накапливаются соки, они циркулируют, готовятся к весне. А лень – это просто матрасничество.

– Лень как экономия сил, как нежелание инвестироваться во что-то нестоящее, как бы хорошая лень, лень заботы, такое: я устал, я хочу полежать – ну полежи; лень как блаженство, ленивый полдень, пойдем купаться после обеда – нет, давай немного полежим в тенечке, сейчас лень идти; лень как способность к расслаблению, к созерцанию, способность находиться в покое.

Лень как нежелание преодолевать трудности потому, что смысл этого преодоления не очень ясен, т.е. лень – это что-то (в позитивном смысле) здоровое: зачем я буду горбатиться и потеть ради этого? ради чего? Т.о., лень тоже связана с мотивацией: что-то мне не лень (личные примеры) – даже если это о-очень утомительное занятие, изматывающее. Т.о., это или удовольствие от процесса, увлеченность, или сильная мотивация.

Когда я говорю: мне лень, – я признаюсь, что и удовольствия тут не много, и не очень-то я увлечена, и мотивации у меня особой нет.

Тут большое отличие от прокрастинации – потому что она-то несознательная, прокрастинация – это именно что торможение, откладывание, это когда бессознательное тебя обыгрывает, обходит с тыла, уводит куда-то, хотя ты вроде как намерен что-то делать.

А лень, если ты говоришь: мне лень, – это открытая позиция, открытое непризнание всех ваших “бонусов” за претерпевание предполагаемых трудностей. И вот поэтому лень и бичуется как мать пороков, потому что это скандал – ты признаешься, что в том, что тебе предлагается делать, нет удовольствия, ты этим не увлечен, и мотивация эта для тебя не работает. И это подвод для того, чтобы быть исключенным, потому что ты как бы ставишь под сомнение какую-то общую игру. Когда ты говоришь, что тебе лень что-то делать, ты это действие обесцениваешь и тем самым страшным образом обижаешь тех, кто это дело ценит.

4) Глоссарий

Н и и ч е г о д е л а т ь – жидкий/текучий институт, исследующий и продвигающий темы и идеи, связанные с посттрудовым обществом

Мир без труда – общество, свободное от необходимости заниматься отчужденным трудом; возможно при условии преодоления капитализма

Базовый доход – регулярная выплата определенной суммы, обеспечивающей достойный уровень жизни, каждому члену общества, вне зависимости от уровня дохода и без необходимости выполнения работы

Антипраксис – стратегия, направленная на разрыв цикличности развития капитализма; предложена представителями безусловного акселерационизма (U/ACC). Заключается в “отказе … от призрака коллективного воздействия. Этот грандиозный анти-праксис, в свою очередь, открывает пространство для изучения форм праксиса, способного порвать с багажом прошлого. Можно рассматривать агоризм и уход как безупречные формы развития процесса, где на заднем плане возникают новые конфигурации (цифро-политики и им подобные), как траектории ведущую к молекуляризации экономики и социальных отношений” (Эдмунд Бергер).

44 будущих – практическая фаза ридингов н и и ч е г о д е л а т ь. Телесно-голосово-графическое представление по книгам Ника Срничека/ Алекса Вильямса и Питера Фрейза, в которых авторы описывают возможные виды будущего при автоматизации

Номадизм – движение, характеризуемое отказом от идеи жесткой структуры, основанной на бинарных оппозициях, а также от идеи строгого детерминизма. Скольжение по концептуальным ландшафтам и географической матрице без структурного целеполагания. Не разделяя и не прикрепляясь. Взламывание центрального кода управления и устойчивой партитуры передвижения. Автономность и независимость от детерминированных условий.

5) предметный указатель

Изображение предоставлено н и и ч е г о д е л а т ь  

6) Где еще найти информацию по предмету, контактная информация

https://vk.com/nii4egodelat
https://www.facebook.com/niichegodelat/

н и и ч е г о д е л а т ь

Расслабление / расслабленность языка

Изображение предоставлено н и и ч е г о д е л а т ь  
Расслабленность — это сердцевина труда. Попробуем ее найти и сохранить.

1. Для нахождения расслабленного состояния — отсоедините волю от органа.

Изображение предоставлено н и и ч е г о д е л а т ь  

2. Но, орган может высохнуть! // цитата

3. Чем заменить волю, чтобы не дать органу высохнуть, чтобы он оставался подвижным и мягким? Можно смочить его о вагину или подобно ползущим видам растений цепляться к влажным видам, петь песни. Также можно сделать приятный массаж!

Изображение предоставлено н и и ч е г о д е л а т ь  
Изображение предоставлено н и и ч е г о д е л а т ь  

Алгоритм: влечение запускает расслабленность, подключите к ним еще любопытство/внимание/интерес/дотошность и новый 👅 философии готов!

Изображение предоставлено н и и ч е г о д е л а т ь  

КОНЕЦ

н и и ч е г о д е л а т ь


  1. Sven Spieker. The Big Archive. Art from Bureaucracy. Cambridge, London: The MIT Press, 2008. P.3.

КУРАТОРЫ, БИБЛИОТЕКАРИ, ТУНЕЯДЦЫ: НАШ ПРАВОВОЙ СТАТУС, РАЗЪЯСНЕННЫЙ ЮРИСТКОЙ

В Беларуси отношения в сфере культуры регулируются большим количеством нормативных правовых актов различной юридической силы. Основным документом является Кодекс о культуре, вступивший в действие в 2017 году. Кодекс был символично подписан годом ранее – в 2016 году, объявленном в Беларуси годом культуры.

Кодекс о культуре считается уникальным документом, у которого нет аналогов на постсоветском пространстве. Он объединил и переработал более 150 правовых актов, регулирующих культурную сферу. Документ включает в себя более 200 страниц и, как указывают представители госорганов, является продуктом кодификации законодательства о культуре. По словам Бориса Светлова, бывшего министра культуры Беларуси, кодекс о культуре – «гэта, бясспрэчна, не нейкае механічнае аб’яднанне тых дакументаў, якія існавалі раней. Усе яны былі прыведзены ў сістэму. Яны былі адзін да аднаго прыстасаваныя. І, зразумела, у адпаведнасці з часам, быў гэты дакумент адрэдагаваны». Таким образом, целью принятия Кодекса было не только упорядочивание всего массива «культурного» законодательства в виде одного документа, но и его переработка с учетом современных реалий.

Несмотря на положительные моменты, Кодекс содержит ряд неоднозначных положений, которые фактически вводят цензуру качества культурных продуктов. Так, Кодекс содержит ряд оснований для запрета культурной деятельности в целом. Например, государство вмешается, если ваша деятельность пропагандирует войну, насилие и жестокость, оскорбляет президента или других чиновников, может причинить вред моральности других людей, и т.д. Основания для запрета культурной деятельности сформулированы максимально широко, поэтому ограничений для их применения практически нет.

Помимо ограничений содержания творчества Кодекс также напрямую закрепляет чиновничий надзор за тем, кто может считаться творческим работником. Например, государственная комиссия может отказать художнику-фрилансеру, не состоящему в Союзе художников, в выдаче ему специального сертификата творческого работника, если посчитает, что произведения такого художника не имеют художественной ценности.

Понятия работников культуры и творческих работников

Законодательство Беларуси разделяет такие понятия как «работник культуры» и «творческий работник».

Под работниками культуры понимаются граждане, которые создают, восстанавливают, занимаются сохранением и охраной, изучением, распространением и популяризацией культурных ценностей, эстетическим воспитанием граждан (культурной деятельностью). При этом они должны занимать должность, предусмотренную квалификационным справочником должностей служащих, занятых в культуре. В этом справочнике можно найти должностные обязанности и квалификационные требования к работникам культуры. К работникам культуры в нашей стране относят сотрудников музеев, библиотек, клубных учреждений, зоопарков, театров, цирков, киностудий, и др.

Творческим работником, в свою очередь, признается гражданин, который осуществляет творческую деятельность самостоятельно на основании трудового договора или гражданско-правового договора (далее – ГПД) или совместно с другими в качестве члена творческого союза. Творческий работник может работать на профессиональной или любительской основе; индивидуально или в коллективе. Результатом творческой деятельности является появление нового, ранее не существовавшего, результата интеллектуальной деятельности в сфере культуры.

И если с художниками, создающими новые результаты интеллектуальной деятельности, все более или менее понятно – они занимаются творческой деятельностью, то вот с другими профессиями в сфере искусства все сложнее. По Общему классификатору видов экономической деятельности (ОКЭД) деятельность в области художественного творчества также включает в себя организацию и проведение выставок. Однако если опираться на Кодекс о культуре, то такая деятельность уже не относится к творческой, а является частью культурной деятельности. При этом соотношение культурной и творческой деятельности, кроме как вхождение последней в культурную, непонятно. Поэтому становится очевидной необходимость урегулировать положение профессий (куратор, арт-менеджер и др.), которые пока остаются за бортом Кодекса и его определения «творческой деятельности».

Статус работника культуры

Работники культуры в Беларуси должны соответствовать указанным в законе квалификационным требованиям, а также проходить аттестацию не реже одного раза в пять лет.

Работник культуры может повысить свою квалификационную категорию, чтобы получить доплату или надбавку к заработной плате, увеличить отпуск или получить другие бонусы, предусмотренные в законе или коллективном договоре. Для этого нужно пройти специальные подготовку, повышение квалификации и переподготовку в учреждении образования.

Кодекс о культуре отдельно устанавливает возможность для работников культуры отправляться на обучение и стажировки за пределы Беларуси. Но такие стажировки строго урегулированы законом. Так, например, работник культуры может пройти обучение (стажировку) только в той иностранной организации, которая утверждена Министерством культуры Беларуси. Обучение не может длиться более трех месяцев в год, а стажировка – более пяти месяцев. Руководители организаций культуры несут персональную ответственность за обоснованность и целесообразность направления работников культуры на стажировки за пределы Беларуси. При этом, если вдруг работник культуры не вернется по окончании обучения или стажировки или не выполнит план обучения (стажировки), то ему придется полностью возместить денежные средства, потраченные государством на такую поездку.

Статус творческого работника

В Беларуси творческие работники могут вступить в творческий союз или работать самостоятельно. В первом случае его статус подтверждается самим творческим союзом. Если творческий работник работает самостоятельно, то ему придется обратиться в экспертную комиссию при Министерстве культуры за получением профессионального сертификата.

Экспертами выступают представители творческих союзов, высших учебных заведений по творческим специальностям, Национальной академии наук Беларуси. Состав экспертной комиссии практически не меняется на протяжении всех лет ее существования. Замена члена комиссии сопровождается приказом Министерства культуры Беларуси. Периодичность заседаний комиссии зависит от количества заявлений претендентов. Например, с 23 июля 2015 года по 31 марта 2016 года состоялось 10 заседаний экспертной комиссии по подтверждению статуса творческого работника. Экспертная комиссия рассмотрела 47 заявлений претендентов. Профессиональный сертификат был направлен 26 из них, которые подтвердили статус творческого работника. На сайте Министерства культуры нет открытых данных об актуальном составе комиссии или статистики поступающих обращений и принятых по ним решений. Свежая статистика доступна только через письменное обращение в Министерство.

Чтобы получить сертификат творческого работника, необходимо обратиться в экспертную комиссию с заявлением, составленным по специальной форме, и материалами, подтверждающими результаты творческой деятельности. Такими материалами могут быть произведения литературы и искусства, публикации, рецензии, исполнения. Если у вас есть звания или премии в сфере культуры, то также приложите их к заявлению. При рассмотрении результатов творческой деятельности экспертная комиссия проверяет, являются ли ваши произведения новыми, не существовавшими ранее результатами интеллектуальной деятельности, а также созданы ли они на высоком художественном уровне. Законодатель не разъяснил ни в Кодексе, ни в другом акте, что значит «высокий художественный уровень». Поэтому экспертная комиссия самостоятельно определяет критерии высокого художественного уровня, известные только ей самой, и принимает решение, обладают ли ваши произведения хоть какой-либо эстетической ценностью. Решать, выдать вам сертификат или нет, комиссия будет один месяц. В случае положительного решения вы бесплатно получите сертификат со сроком действия 5 лет.

После получения сертификата или вступления в творческий союз творческие работники имеют право использовать в своей деятельности псевдоним, использовать результаты своей творческой деятельности, получать доход от своей деятельности. С принятием декрета «О предупреждении социального иждивенчества» («декрет о тунеядцах») творческий работник, вступивший в творческий союз или получивший сертификат, не попадет в категорию тунеядцев и может не платить налог на тунеядство.

Коллективы художественного творчества

Творческие работники могут объединяться не только в творческие союзы, но и в коллективы художественного творчества. Такие коллективы могут быть профессиональными, любительскими (непрофессиональными) или аутентичными фольклорными. В Кодексе о культуре можно найти формы и жанры, по которым творческие работники могут создавать коллективы. Например, по жанру это могут быть театральные, декоративно-прикладные, дизайнерские, изобразительные и иные коллективы, по форме – театры, оркестры, ансамбли, студии и иные. Законодательство не ограничивает творческих работников в выборе жанров и форм. Сами коллективы могут создаваться в форме юридического лица (их подразделений) или быть клубными формированиями.

Если творческий работник является участником профессионального коллектива художественного творчества, то с ним заключают трудовой или гражданско-правовой договор. В случае любительского коллектива творческий работник осуществляет свою деятельность на основании членства или приема.

Творческие союзы

Творческие союзы – это общественные объединения творческих работников и других граждан. Перечень союзов определен Министерством культуры, и его можно найти на сайте Минкульта. Сегодня в Беларуси действует 16 творческих союзов. В области изобразительного искусства – это Беларусский Союз художников, который занимается организацией и проведением выставок, пленэров и других творческих мероприятий.

Особенностями положения творческих союзов является особое участие государства в их деятельности. Например, государственные органы устанавливают особые поощрения для союзов и их членов, размещают социально-творческие заказы, приобретают произведения художественной литературы и искусства, созданные членами творческих союзов, предоставляют творческим союзам здания, помещения, оборудование и иное имущество и услуги. При этом творческие союзы могут вносить в государственные органы предложения не только по вопросам культуры, но также и социальной защиты творческих работников, распространять информацию о себе и своей деятельности через государственные СМИ, предоставлять безвозмездную (спонсорскую) помощь.1

Например, члены Беларусского союза художников помимо прочего имеют право выставлять свои работы на всех выставках, в том числе аукционах, салонах, без жюри2; пользоваться всеми видами творческой, материальной и юридической помощи Союза; работать на основе договоренности и сдавать работу заказчику без заключения экспертно-художественного совета; имеют право на творческую мастерскую.

Еще одним преимуществом участия художников в творческом союзе (Беларусском Союзе художников) является освобождение от налога на тунеядство: творческие работники, которые являются членами союзов и художниками с сертификатами, считаются занятыми в экономике.

Вступление в творческий союз регулируется уставом самого союза. Например, для вступления в Беларусский союз художников необходимо соответствовать следующим условиям: достичь 18-летнего возраста, иметь высшее профессиональное художественное образование, быть деятелем изобразительного искусства или искусствоведения, создавать произведения искусства или искусствоведческие работы, имеющие самостоятельную творческую ценность. В исключительных случаях в Беларусский союз художников может быть принят художник без специального образования, который своим творчеством доказал профессиональную значимость, признанную широкой художественной общественностью.

Для вступления в Союз художник должен предоставить председателю секции или областной организации Союза следующие документы:

  1. письменное заявление,
  2. копия диплома об образовании,
  3. автобиография,
  4. справка с места жительства,
  5. Две цветных фото 3х4,
  6. документально подтвержденный список выставок (не менее 10 республиканских выставок), объектов, публикаций, изданий и др., фотографии работ с указанием каталожных данных, список основных работ,
  7. рекомендации не менее трех членов Союза со стажем не менее 5 лет,
  8. характеристика и справка с места работы (если художник работает).

С подачей документов процедура не заканчивается – если секция или областная организация Союза рекомендует художника для вступления в члены, то ему придется лично принести все документы на рассмотрение комиссии, состоящей из Секретариата Союза и членов ревкомиссии. Затем документы рассматривают президиум и Рада Союза. Только после многоэтапного рассмотрения документов и принятия положительного решения художник получает членский билет. На июнь 2019 года в Беларусский союз художников входили всего 1019 членов по всей Беларуси.

Регистрация и налогообложение деятельности творческих работников (художников)

Если творческий работник действует самостоятельно без заключения трудового или гражданско-правового договора с коллективом художественного творчества, организацией культуры или иным субъектом, то он должен зарегистрировать свою деятельность и выплачивать свои налоги самостоятельно как ремесленник или индивидуальный предприниматель.

Если художник регистрируется как ремесленник, он должен помнить, что ремесленная деятельность имеет как ряд преимуществ, так и ряд недостатков.

Если художник хочет работать как ремесленник, то он:

  1. Должен стать на учет в налоговой инспекции по месту жительства;
  2. Должен оплачивать ремесленный сбор 1 раз в год (1 базовая величина. На апрель 2019 года – 25,5 рублей. При этом если годовой доход больше ремесленного сбора х100, то нужно доплатить 10% от суммы такого превышения);
  3. Должен использовать только личный труд (запрещено нанимать других людей);
  4. Может реализовать изготовленные предметы творчества только в целях удовлетворения бытовых нужд граждан в специальных местах: на рынках, ярмарках, в собственных мастерских, через Интернет или по почте / с помощью доставки курьером, а также путем заключения договоров с другими юрлицами или ИП;
  5. Может бесплатно обучать других людей (максимум 3 человека одновременно) своему ремеслу на основании договоров об обучении ремесленной деятельности в течение максимум 2 лет.

Если художник предпочитает оформиться как ИП, то он должен пройти государственную регистрацию в местном органе власти. Это может быть городской или районный исполнительный комитет. Для открытия ИП художник должен принести в регистрирующий орган свой паспорт, заявление на бланке, фото формата 3х4, квитанцию об уплате госпошлины, файл для документов. На следующий день после подачи документов в регистрирующий орган художник получает Свидетельство о государственной регистрации индивидуального предпринимателя с фото, адресом и государственным номером. После регистрации ИП не забудьте стать на учет в налоговой инспекции по месту жительства. Так как художник в таком случае уплачивает единый налог, ему необязательно открывать счет в банке или соблюдать другие формальности. Единый налог уплачивается раз в месяц, и нужно подавать отчетность в налоговую инспекцию.

Регистрация в качестве ИП может быть выгодной в том случае, если художник собирается привлекать к своей деятельности других людей на основании договоров, а также если его годовой доход является значительным. При регистрации ИП не проверяют, является ли деятельность искусством, главное – соблюсти формальности и своевременно уплачивать налоги.

Разве же я паразит? Иллюстрация: Анна Караневская

  1. Хотя по закону это право творческих союзов, кодекс не содержит уточнений по порядку предоставления такой помощи творческими союзами. Тем не менее, существует статья о спонсорах культуры, согласно которой спонсоры могут предоставлять безвозмездную помощь юрлицам, гражданам, ИП, если целями являются развитие искусства (создание новых работ, проведение выставок), образование в сфере культуры и т.д. Это могут быть деньги, имущество, услуги, права интеллектуальной собственности.

  2. В регламенте проведения некоторых выставок, аукционов и т.д. может быть указано, что художники и художницы допускаются к ним по решению жюри. Таким образом, работы членов Союза могут участвовать без дополнительной волокиты

В ПОИСКАХ СТАТУСА

Письмо 1

В начале 2019 года мне пришло небольшое письмо с таким началом:

«Служба занятости населения г. Минска приглашает для оказания содействия в поиске работы в отдел обслуживания граждан No2.

По вопросам включения (исключения, освобождения от оплаты услуг с возмещением затрат в связи с нахождением в трудной жизненной ситуации) в базу данных трудоспособных граждан, не занятых в экономике, необходимо обращаться в постоянно действующую комиссию по координации работы по содействию занятости населения администрации … района г. Минска».

Я знал, что подпадаю под действие закона о «не занятых в экономике».

С одной стороны, у меня была возможность доказать, что я «работник культуры»: последние четыре года после окончания Академии искусств я периодически выставлялся. C другой стороны, я много думал о том, что я должен показывать и кому: меня всегда преследовало ощущение тщетности самого действия и невозможности оправдать существование того, чем я занимаюсь, перед своим государством.

Постепенно я начал собирать специальное портфолио для Министерства культуры. Когда я позвонил в министерство, чтобы узнать какие документы нужны, мне сообщили что должно быть максимум десять работ, выполненных на высоком профессиональном уровне, что уже звучало довольно расплывчато. 

Потом я позвонил в администрацию района и написал заявление об отсрочке (я попросил об отсрочке на три месяца), чтобы успеть собрать все документы.

Список документов, необходимых для комиссии:

  1. Две рецензии от художников, желательно из Союза художников. Статьи обо мне как художнике, каталоги, дипломы, упоминания в СМИ;
  2. Диплом о получении высшего художественного образования (если имеется);
  3. Фотографии десяти работ (на комиссию нужно было принести оригиналы работ) с описанием;
  4. Творческая биография.

Все должно быть записано на три DVD-диска (прислать на электронную почту или принести на флешке нельзя). Когда звонил в Министерство культуры узнать, какие работы должны быть на фотографиях, мне ответили, что инсталляция не входит в перечень работ, которые могут быть показаны, не является искусством и не может рассматриваться комиссией (видимо, спутав с документом от министерства, где кураторство названо нетворческой деятельностью). 

Процесс сбора документов прерывался работой и художественной резиденцией, а также отсутствием понимания, для чего это нужно: формально понятно, но вот сам сбор документов и ритуальность всего действия довольно сильно фрустрировали.

Этот процесс сам по себе напоминал о сложности артикуляции в Беларуси того, чем именно ты занимаешься. В то время как для большинства художников и художниц в Беларуси есть много проблем с саморепрезентацией в поле искусства, административный запрос – чем вы занимаетесь и где берете стредства к существованию – приводит в ступор. Само пограничное состояние современного искусства в Беларуси уже делает художников и художниц дрейфующими субъектами, избегающими (не всегда по своей воле) фиксации и описания, но желание государства зафиксировать нас, как-то назвать и обозначить, придать нам некий экономический статус (ведь все это делается, чтобы узнать, чем мы живем) усиливает это положение.

Требование обозначить себя, назвать, быть занесенным в список, при этом доказать, что ты полезен, или что ты действительно художник, хотя для твоей работы в стране нет даже государственной институции (например музея современного искусства), вызывает глубокие противоречия и много вопросов.

Так как я живу не один в квартире (а согласно закону, если ты не докажешь, что занят в экономике страны, то будешь платить коммунальные по завышенным тарифам), я должен считаться с родными, поэтому было решено подать документы.

Подача документов состоялась 19 июня. На ответ законом отведен месяц, в течение этого времени меня должны были пригласить с работами на комиссию.

Заседание

19 июля, ровно через месяц, мне позвонили и пригласили прийти в Министерство культуры 21 июля в 12:00. С собой попросили взять несколько оригиналов работ. 

В 12:00 я был в зале для заседаний. Был только один я, хотя обычно собирают несколько кандидатов на получение статуса. Всего в комиссии числилось одиннадцать человек, на мое обсуждение пришли только восемь, а для кворума нужно девять голосов. К счастью, один из членов комиссии, который не пришел на заседание, заочно ознакомился с моими документами и дал положительную оценку. 

Секретарь зачитала мою краткую биографию, после чего слово дали мне, попросив рассказать о моем искусстве. На экран проецировались изображения десяти работ, которые я записал на диск для подачи заявления. Думаю, что мой рассказ длился 8-10 минут. Мне задали только один вопрос: о том, где у меня были персональные выставки. После ответа мне сказали спасибо и разрешили уйти. 

Процедура выглядела одновременно и официально, и бессмысленно: чувствовалось, что это никому не нужно. Несмотря на то, что заседание прошло нормально, определенное сомнение все равно оставалось: вроде бы меня и «опознали», но при этом было ощущение что и сама комиссия не понимает до конца, для чего это все, и тем не менее исправно выполняет свою функцию. Или скорее я оказался не тем, кого государство ищет на роль тунеядца. 

Письмо 2

29 июля я нашел в почтовом ящике письмо с уведомлением о том, что мне предоставляется статус культурного работника сроком на пять лет. 

***

Есть две оптики, или способа рассмотрения этой процедуры, которыми я периодически пользовался в это время. Первая – это слепое следование как ритуалу, так и государственным процедурам. Используя эту оптику, можно много не думать и воспринимать все как данность и неизбежность: то есть так, как государство и хотело бы. Вторая оптика – это постоянно блуждающий взгляд; состояние, когда не знаешь, куда смотреть и зачем это нужно. Такая невротичность не добавляет уверенности или спокойствия, но хорошо иллюстрирует то состояние, в которое тебя ставит государственный аппарат, желая вписать в какие-то объясняющие рамки. Вместо определения, которое дает статус творческого работника, он скорее является подписью к той ситуации, в которой оказывается художник или человек в этой стране. 

В чем-то это похоже на подпись к работе на художественных выставках: призванные как-то направить или объяснить работу, часто они являются ничего не значащим фразами и словами, которые никуда не приводят и ничего не выражают. В свою очередь, мне кажется правильным и важным придать этой ситуации свой взгляд, забрать эту ситуацию и мобилизовать себя. 

Налог на тунеядство вывел на площадь людей, которые ранее не были видимы для государства и друг друга. Гастарбайтеры, которые работают за границей, художники, просто неработающие или работающие на себя встают в один ряд, появляются, становятся «живыми» друг для друга.

Согласно Джудит Батлер, для Арендт «политическое действие осуществляется при условии появление тела. Я являюсь другим, они являются мне», а пространство между нами дает возможность каждому из нас появиться. Мы не просто видим друг друга, и не просто говорим, чтобы слушать друг друга. То, «кем мы телесно являемся, есть способ бытия “для” другого». При таком появлении мы становимся «телесно доступны для другого», чье мнение мы не можем предсказать и проконтролировать. 1

Таким образом произошла своего рода развиртуализация меня и других граждан, попавших под закон, и стоит продолжать этот процесс появления друг перед другом, и для себя самого. Начать можно хотя бы с описания, которое я здесь попытался сделать: артикуляция и придание голоса ситуациям и вещам на этой территории – сейчас для меня одна из самых важных задач. То, что не имеет голоса, должно его получить; то, что не было названо, должно быть названо – а не делегировано по традиции государству, которое уже давно нас не представляет.

С получением статуса культурного работника в общем ничего не поменялось, появилось только спокойствие, что мне не повысят квартплату в ближайшие пять лет (на столько выдается статус). Но стоит отметить, что такие документы и законы являются поводом для пересмотра того, как мы существуем в обществе и государстве, и помнить, что все может быть переоценено, пересобрано или вообще отменено, так как закон не выполняет никакую функцию, но дискредитирует работников культуры, и не только. 


  1. Джудит Батлер. Заметки к перформативной теории собрания. 2018 Ad Marginem. С. 86-87.

ПОЧЕМУ Я, КАК ХУДОЖНИЦА, РАБОТАЮ С РАДИКАЛЬНЫМИ САМО-ОРГАНИЗОВАННЫМИ ИНИЦИАТИВАМИ

Иногда мелкомасштабные и самоорганизованные, самоуправляемые художниками инициативы рассматриваются как основа экосистемы мира искусства, которая дает возможность художникам и кураторам на ранних стадиях их карьеры вырасти в успешных профессионалов. Вместе с этим, такое утверждение ограничивает значимость этих инициатив и организаций и вытесняет их с общего поля искусства, где ценится индивидуальный художественный успех. Чтобы понять политический потенциал мелкомасштабных художественных организаций и структур, нам следует обратить внимание на те ценности, которые ставят под вопрос традиционную иерархию мира искусства, превозносящего индивидуализм. Хотя небольшие самоорганизованные инициативы и структуры действительно могут быть важны для художников в начале их карьеры, они также являются полем (или имеют потенциал им стать), которое предлагает другие реальности и роли за пределами установленных культурных и экономических систем капитализма. Многие самоуправляемые инициативы хотят быть радикальными, крепко связанными с локальными и глобальными сообществами и дискурсами, и одновременно с этим стремятся создавать альтернативные отношения и коллективные реалии. Группы идейных художников, кураторов и культурных практиков организуют работу таких инициатив исходя из убеждения, что искусство необходимо, а такие пространства поддерживают то, что считают наиболее злободневным. Все делается просто потому, что представляется важным. Подобные пространства дают возможность искусству существовать вне художественного рынка и функционировать в рамках местных сообществ ради перемен. Эти энтузиасты много и упорно работают, зачастую без достаточного финансирования, обходя и преодолевая те ограничения и обязательства, которые появляются вместе с финансированием – и все это с впечатляющей изобретательностью! И даже если у них иногда не получается соответствовать своим радикальным намерениям, то по крайней мере поле наполняется людьми, которые на самом деле пытаются создать иное положение дел. И это очень ценно.

В ходе арт-проекта “Сауна для безработных” (2014 – по настоящее время), в рамках которого я нанимаю безработных, чтобы вместе ходить в сауну и делиться знаниями и опытом, полученными будучи без работы, я сотрудничала с несколькими небольшими самоорганизованными инициативами в Швеции и за границей. Я сильно зависела от этих местных самоорганизованных платформ современного искусства в городских и сельских районах по всей стране: Extensions Hagen, Art Lab Gnesta, Galleri Syster, Not Quite и Gylleboverket в Швеции, District в Берлине, Германия, и Studio 17 в Ставангере, Норвегия.

Все эти организации адаптировались к особенностям проекта, поддерживая его своим временем, связями, институциональной позицией и публикой. Часто я сама обращалась к ним, иногда почти без предупреждения, и просила их о сотрудничестве – а не ждала приглашения, как обычно принято в сфере искусства. Во время первого и самого интенсивного года в моем распоряжении было финансирование, полученное через фонд, поддерживающий проекты в области паблик-арта. После “Сауна для безработных” стала зависеть от приглашений организаций, которые могли покрыть затраты на ее воплощение. Реализовать проект в новых условиях было предсказуемо сложнее, так как финансирование часто поступает вместе с ожиданиями: выставки, мероприятия или другого публичного события. “Сауна для безработных” – это социальный и процессно-ориентированный проект, который не обязательно вписывается в эти форматы (несмотря на то, что он может трансформироваться и экспонировать свою собственную историю). Имея собственное финансирование и будучи организован в сотрудничестве с самоорганизованными инициативами и параллельно их планам, проект смог осуществиться без ущерба собственной логике. После того, как отведенный для финансирования проекта срок в год подошел к концу, я могу заниматься “Сауной” или представлять ее части в рамках установленных норм производства и демонстрации искусства, при этом не нарушая цельность всего проекта. Я не могу не подчеркнуть в лишний раз, насколько все работники самоорганизованных институций были вовлечены в проект, и как много времени они в него вложили. Эти организации были связующим звеном между проектом и локальным сообществом, делая возможным практически все без больших финансовых затрат, и только потому, что они находили это важным, и даже несмотря на то, что я не всегда вписывалась в их распланированный бюджет.

Предыстория

“Сауна для безработных” – это художественный проект, который исследует знания, скрывающиеся в пробелах резюме, а также политический потенциал пребывания вне и в то же время в самом центре дискуссии о наемном труде. Проект вдохновляет безработных людей – группу, которая недостаточно организована и не имеет общего голоса в дискуссии о своих правах и социальном положении в обществе – на то, чтобы начать разговор о своей философской, политической и социальной ситуации. “Сауна для безработных” стремится к тому, чтобы представить другую реальность, где безработность не воспринимается как личная неудача, а рассматривается как структурное следствие системы, которая не берет на себя ответственность за каждую и каждого.

Структура проекта смоделирована на основе трудовой системы, которая организует рабочих путем создания трудовых мест. Несмотря на то, что эта структура существует в рамках художественного проекта, она воссоздает настоящую структуру рынка, на котором есть работодатель, работник и безработный. Работа заключается в том, чтобы быть в сауне коллективно, в небольшой группе других трудоустроенных “безработных”, разговаривая обо всем том, что волнует группу относительно их настоящего положения и опыта пребывания безработными. Разговоры записываются, аккумулируются время и пот, эмоции и знания покупаются за часовую оплату. Объявление о поиске работников публикуется в официальных центрах трудоустройства. Содержание объявления дает понять, что существуют специфические опыт и знания, которые приобретаются во время отсутствия работы, и изучать это ситуативное знание важно для общества в целом. Проект также был представлен в виде публикаций, текстов, инсталляций с полотенцами и звуком, музыкой и публичными выступлениями.

Объявление о работе для проекта в Мальмё, Швеция